Эта память беспокойно листает страницы: Клетчанка вспоминает двух дедов-фронтовиков

Пока они жили, казалось, будут рядом всегда, и необходимость детально о чем-то расспрашивать, а тем более записывать, мало кто чувствовал, видел и понимал. Да и сами ветераны, даже когда их приглашали выступать в школах, на подробностях не останавливались. Говорили про солдатское братство, боевую смекалку, погибших товарищей, масштабные наступательные операции, раннее взросление и те ценные качества, появившиеся в характере вчерашних мальчишек, которые и помогли выстоять в сражениях и выжить в боях. Дети всегда слушали о войне очень внимательно, задавали много вопросов. Вот и Татьяна Шклярик помнит, что эти рассказы были и в школе, и дома, но толком пересказать ничего не может – не запоминала факты. В сознание больше врезалась дедушкина интонация, в которой была и боль о потерянных товарищах, и переживания за оставшихся «под немцами» родных, и огромная надежда на то, что это была последняя война, какую знала белорусская земля.

Фронтовик дед Володя – бабушкин родной брат. И жили они на одной улице – ворота в ворота. Еще дошкольницей Танюша любила бегать в дом Владимира Николаевича Дубины, прислонившись к мужественному плечу, сидеть у него на коленях, слушать неторопливый разговор. Зная, что на войне дедушка был сапером, по-детски слабо понимала рискованность этого дела. Только став взрослой, осознала, как милостив был Господь, оставив солдата целым и невредимым.

Победный май. Н.П.Плакса и его однополчане.

— Наверное, ангел-хранитель не покидал его, выполнявшего непростые задания командования, коль посчастливилось вернуться в родные места живым, — вслух рассуждает Татьяна Валерьевна. – Мне даже кажется, что эта его военная специальность наложила отпечаток на всю оставшуюся жизнь деда. Внешне строгий, он был очень чутким и ранимым в быту. Особенно трепетно относился к живым существам – любил собак, кошек, гусят, утят, все живое.

Еще одно яркое воспоминание из детства, как в День Победы или на встречу со школьниками дедушка с гордостью надевал китель, увешанный медалями и орденами, среди которых два – «Красной Звезды. Потом снимал их и бережно складывал в футлярчики, хранившиеся на специальной полочке в буфете. Там же лежали фотографии однополчан.

Ветеран Великой Отечественной войны В.Н.Дубина в кругу родных в один из праздничных дней

Дед Володя был обязательным гостем на всех семейных праздниках у сестры. И 9 Мая среди них всегда оставался одним из главных. Она и сама была замужем за фронтовиком. Но этого, своего родного, дедушку Николая Петровича Плаксу, Татьяна Валерьевна не застала.

От болезни почек, полученной вследствие переохлаждения в ледяной воде, где оказался при форсировании Одера, он умер за несколько лет до ее появления на свет. Несмотря на то, что внучка с дедом разминулись, память о нем она передала и своей дочери тоже. В семье было заведено 9 Мая ходить на парад, а затем – на кладбище. Все цветы, которые красовались в палисаднике, по мере их распускания обязательно несли на могилу родного человека. От прабабушки еще девочкой Таня знала, что пройдя связистом всю войну с лета 1941 года, мамин папа не сразу вернулся – еще несколько лет налаживал связь в Германии. А в письмах больше беспокоился о том, как живется им, чем рассказывал о себе. Сначала под пулями, а потом на чужой территории необходимо было прокладывать линии связи и создать оборудование, с помощью которого обеспечивали засекречивание передаваемых сообщений. Несмотря на то, что от результата службы Николая Плаксы зависела своевременность передачи приказов и другой информации, в его военных «треугольниках» не встретишь ни строчки, где бы было «я», только «солдаты», «армия», «взвод», «мы». Это боевое единение, преданность солдатской дружбе читалась и на лицах незнакомых для всех, кроме Николая, людей, присылавших в Бабаевичи свои фотографии. Они до сих пор хранятся в семейном архиве.

— Конечно, о дедушке больше в семейном кругу говорилось, как о сыне, муже, отце, о его доброте, заботе, терпеливом характере, — продолжает наш разговор Татьяна Валерьевна. – Сложно сказать, с каким следом в душе он вернулся с войны. Да и не принято было тогда делиться такими мыслями, ведь все, кому посчастливилось вернуться, прошли дорогами войны, изведав на себе одни и те же испытания. Еще в 1941 году, когда оба Таниных деда уходили на фронт, композитором Л.Бакаловым была написана песня «Армия, вперед!» на слова В.Замятина, в которых он четко ответил за все военное поколение:

За наше счастье в грозный бой
Идут уверенно полки.
Готов на фронт идти любой —
Сейчас мы все фронтовики!

Дед Володя любуется малышами-утятами.

Чем дольше время отделяет нас от событий тех лет, тем меньше рядом с нами живых свидетелей Великой Отечественной – фронтовиков из песен, книг, кинофильмов, фронтовиков из нашей мирной жизни, с которыми мы успели пообщаться, не задумываясь, что, увы, такой возможности когда-то не будет. Фронтовиков, научивших нас ценить и этот великий праздник, и саму жизнь под мирным небом. Тех, кто вписал свои имена в вечность и остался в нашей памяти.

Жанна Гордиевич.

Фото Инны Федарчук и из семейного архива ветеранов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *