Кирилл Володкевич, хореограф: Не могу себе позволить выступать с откровенной халтурой

Для молодого брестчанина Кирилла Володкевича Клецк дважды становился стартовой площадкой в профессиональной жизни. В первый раз наш город принял его в статусе выпускника Минского государственного колледжа искусств. Во второй, после возвращения из Бреста, он стал худруком одного из самых титулованных танцевальных коллективов Клетчины — «Ювента», и организовал среди клетчанок ГРУППЫ по занятию фитнесом. Его обожают зрители, им восхищаются воспитанники, о нем с благодарностью говорят все те, кто посещает фитнес-тренировки в Районном центре культуры. Газета «Да новых перамог» пообщалась с талантливым хореографом.      

Кирилл, сразу скажу, очень хотелось пообщаться с человеком, написать о котором меня просили многие родители юных танцоров и клетчанки,  занимающиеся у тебя зумбой и стретчингом.

— Спасибо.

— Когда в твоей жизни появился танец? 

— Инициативу проявили мама и бабушка. Они записали меня на занятия в брестский ансамбль народного танца «Праменьчык». В этом коллективе началась моя жизнь, связанная с хореографией.

Тебе самому хотелось в то время заниматься танцами?

— Мне тогда было 4 года. Я еще не сознавал хорошо, чего хочу. Позже случались периоды, когда появлялось желание все бросить, но родители не давали этого сделать, за что им большое спасибо.

Спустя годы ты не узнавал у родителей, почему из многообразия секций и  кружков они все-таки выбрали для тебя танцевальный?

— Есть такой момент, когда родители хотят видеть, как их дети добиваются того, что им самим не удалось реализовать. Наверное, это было и в моем случае. В принципе, вместе танцев могло быть и самбо, так как отец занимался единоборствами. Но силы были не равны: на стороне мамы выступила бабушка. Папа согласился.

Детство танцора чем-то отличается от детства других ребят?

— Я рос обычным ребенком у которого просто было мало свободного времени: кроме выступления в ансамбле занимался еще и в музыкальной школе.

Как принял решение профессионально заниматься танцами? 

— Из-за взлетов и падений в этой сфере я не был до конца уверен, что хочу связать жизнь именно с хореографией. Когда-то мечтал стать юристом. Пробовал поступать, но проходил только на платную форму обучения.

С Минским государственным колледжем искусств получилось гораздо лучше. Получил там специальность «Организатор культурно-досуговой деятельности и руководитель хореографического коллектива». Перед выпускными испытаниями получил серьезную травму коленей. Поэтому госэкзамены сдавал не в лучших кондициях, на минимуме своих возможностей. Моя карьера танцора могла закончится, толком не начавшись. По распределению попал в Клецк.

Сейчас мы с супругой обучаем юных танцоров в коллективе «Ювента». У нас занимаются малыши от 4 до 13 лет. Зимой этого года появилась «незапланированная» группа, когда старшеклассники после районного проекта «Танец дружбы» захотели брать у нас уроки хореографии.

У вас же еще есть группы по занятию фитнесом.

— Это направление в работе появилось неожиданно. Была идея, но не представляли, как ее реализовать. Потом появились люди, которым это было интересно. Арендовал зал в РЦК и с десятью энтузиастками начали заниматься. Группа со временем разрослась. Сейчас с нами семь десятков активных участниц в возрасте от 16 до 56 лет.

Поделитесь своими творческими успехами. 

— С Ольгой (супруга Кирилла, прим. ДНП) очень гордимся первыми победами наших маленьких воспитанников. В этом году мы с ними участвовали в республиканском конкурсе детской хореографии «Браво, дети!». Обе наших младших группы выдержали серьезную конкуренцию, соревнуясь с танцорами из более крупных городов, и заняли два третьих места.

Хотелось бы чаще выезжать куда-то, чтобы показывать свое творчество, перенимать навыки у других, тянуться за лучшими.

Как вы придумываете новые элементы для танцев? 

— Все наши танцы можно назвать авторскими. В большей степени это заслуга моей жены. Иногда можно придумать интересную комбинацию за 15 минут, а бывает, что стоим два часа чешем лоб и ничего не получается придумать. Зато потом приятно пересматривать записи с нашими выступлениями, отмечать, что все наши номера не похожи друг на друга. Не можем себе позволить выступить на сцене с откровенной халтурой.

В итоговом варианте действительно все выглядит очень красиво и профессионально. Но неужели в вашей карьере не было случаев, когда что-то шло не так?

— Такие моменты бывают. Самый недавний произошел в Клецке во время праздничного концерта, посвященного Дню Независимости Беларуси. У нас был огромный шок, когда заметили, что наши юные танцоры массово начали делать все нет так, как репетировали. Возможно, зрители этого не заметили, но мы просто стояли, не в силах повлиять на ситуацию. После таких случаев важно понять, что именно произошло, чтобы это не повторилось снова.

Кирилл, тебе никогда не говорили, что хореография — это какое-то не очень серьезное занятие для парня? 

— Нет, такого никогда не было. Но встречаюсь с проблемой, что парни стесняются заниматься танцами, боятся этого. Со мной такого не происходило. Наверное, это зависит от уверенности в себе.

У тебя есть любимые и нелюбимые направления в танце?

— Я долгое время был убежден, что мне интересна хореография во всех ее проявления. Но душа у меня больше лежит к народным танцам. Хотя очень многие, кто проходит школу «народников, перестают любить это направление. Еще мне интересен эстрадный танец. А вот к бальным танцам я холоден. В них сложный набор движений, которые мне приходится делать через силу.

Было такое, что тебе пригодились твои танцевальные навыки вне сцены и хореографического зала?

— Да. На собственной свадьбе. Мы с Олей столько времени и сил потратили на подготовку торжества, что задумались о свадебном танце только в ночь перед бракосочетанием. За два часа он был готов.

Когда ты делал предложение Ольге, использовал танец для создания романтического антуража? 

— Я думал над тем, чтобы как-то задействовать наших маленьких воспитанников. Но чтобы хорошо подготовиться к такому флешмобу потребовалось бы оттянуть предложение примерно на год, чтобы дети подросли и начали понимать, что от них хотят. Поэтому предложение сделал, находясь наедине с Олей, в ротонде возле Клецкого ЗАГСа. Она всегда была со мной, куда бы я ни ехал. Не каждая девушка станет мотаться за парнем, который еще не позвал ее замуж. Для меня это был серьезный шаг с ее стороны.

Познакомился со своей супругой в Минском государственном колледже искусств, где мы оба учились. Я из Бреста, Оля — из Новополоцка. Так люди из разных уголков Беларуси встретились в ее центре.

Теперь вы муж и жена. В танце не пытаетесь выяснить, кто в вашей паре главный?

— Нет. Мы занимаемся творческим процессом. Могут лететь во все стороны искры, но мы сдерживаем друг друга. Если кому-то из нас не нравится определенное движение, мы его меняем. Получается продукт, который нравится нам обоим, который можно показать зрителям.

Я руковожу «Ювентой», а Оля является балетмейстером. Но у нас подобное разделение — формальность. Нет такого, что я главный, а ты — подчиненная.

Танец в нашей жизни присутствует постоянно. Иногда приходишь уставший после занятий, уже нет сил на разговоры, но когда зазвучит любимый трек, можем с Олей где-нибудь пересечься в комнате и станцевать какой-то фрагмент, а затем разойтись дальше по своим делам. Это вполне нормально.

Что кроме танца тебя вдохновляет?

— Для меня обязательный пунктик в дневном расписании — чтение книг. Если я не прочитал что-то сегодня, то этот день будет прожит зря. Очень мало свободного времени. Это уже похоже на садомазохизм, когда тебе в голову постоянно приходят новые проекты, ты берешься их реализовывать, а внутренний голос говорит «Хватит уже, остановись!». Но прислушиваешься к нему не всегда.

Беседовал Юрий Мыслицкий.

Фото автора и Инны Федарчук.

Кирилл Володкевич, хореограф: Не могу себе позволить выступать с откровенной халтурой: 3 комментария

  • 30.08.2019 в 12:43 пп
    Permalink

    Как чувствовала, что могут не прижиться у нас талантливые ребята, поэтому и написала свое пожелание.
    Знаю из своего жизненного опыта: серость никогда не смирится, что с ней рядом незаурядный смелый человек. Приложит все усилия, даже пойдет на подлость, но выжмет из своего социума. Провинциальные города изобилуют этим планктоном, поэтому в них и жизнь серая и мрачная. Только засветит какая-нибудь звездочка, а уже слышишь, что и улетела. Небо же огромное.
    Пусть летят ребята с миром! Пожелайте им светлого небосвода!

    Рейтинг комментария:Vote +1+3Vote -10

  • 16.08.2019 в 10:39 дп
    Permalink

    Очень «вовремя» материал 😀. Как раз, когда ребята собрались уезжать. Нам, родителям, детки которых занимаются у них с таким удовольствием, так обидно и дети расстроены, плачут. К кому в этом городе ещё отдать детей заниматься танцами, чтоб не одинаковых четыре движения они учили?! Как всегда у нас не дают работать тем, кто просто действительно талантлив. «Сожрали» местные «таланты» хороших ребят. А ведь они собирались долго у нас быть, а теперь что нам делать? Просто крик души. Помогите, пожалуйста, куда нам родителям обратиться (а нас много — человек 50 насобирается, если не больше), чтобы отстали от ребят и дали спокойно работать? Хоть в Минск пиши-звони…

    Рейтинг комментария:Vote +1+13Vote -1-2

  • 13.08.2019 в 10:08 дп
    Permalink

    Это для меня была приятная новость узнать, что в нашем городе живут такие талантливые ребята. Очень бы хотелось, чтобы они задержались у нас надолго, а лучше навсегда.

    Рейтинг комментария:Vote +1+4Vote -1-2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *