Мы память павших чтим и не позволим, чтоб разгорелась новая война…

фото2 Немецкие войска наступают по Слуцкому шоссе 23-24.06.1941г.Великая Отечественная война закончилась 8 мая 1945 года после подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Тяжелой и огромной ценой пришлось заплатить СССР за победу над Германией. Только вдумайтесь в эту цифру – 26,6 миллиона погибших граждан СССР – огромное море людских слез и нечеловеческой боли.
Немецкие захватчики оставили после себя жуткий кровавый след, беды и невиданное разорение. Это был заранее разработанный, обдуманный и целенаправленный план геноцида людей, разграбления национального богатства страны, ликвидации государственного строя. Преступления оккупантов по своей массовости и страшной жестокости не знали себе равных в новейшей истории Беларуси, которая более, чем любая другая страна Европы, пострадала от этой войны.
Прямой материальный ущерб, нанесенный Беларуси Германской оккупацией, в 35 раз превышал бюджет республики 1940 года.
Но как бы не был велик материальный ущерб, самой болезненной и тяжелой потерей явилась гибель людей. Это жизни, судьбы, история целого народа…
За годы оккупации гитлеровцы провели свыше 140 карательных операций, в ходе которых полностью или частично уничтожили 5 454 деревни. Страшным символом их преступлений на белорусской земле стала деревня Хатынь, сожженная вместе с ее жителями. Ее судьбу разделили еще 618 сельских населенных пунктов, 188 из которых уже никогда не были восстановлены. Такая же участь постигла и нашу д.Колки, когда немецкие оккупанты сожгли ее дотла в сентябре 1942 года.
По данным государственной чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний фашистской Германии всего на территории Беларуси убито 2 219 316 человек, а по некоторым данным – от 2,5 до 3 миллионов, т.е. каждый третий белорус. В Клецком районе уничтожено 7 602 мирных жителя. 1 113 похоронок на наших соотечественников, не вернувшихся с полей сражений, молчаливо и скорбно хранятся в Клецком районном военном комиссариате.
Где они, эти солдаты и офицеры? Чья земля заботливо схоронила их тела и надежно скрыла тайну их героического противостояния врагу? Наряду с точными цифрами история Великой Отечественной войны хранит множество тайн и неразгаданных судеб.
Генетическая память белорусов крепко бережет все пережитое нашим народом. Мы видим войну во сне, от души почитаем ветеранов, со слезами на глазах и болью в сердце наблюдаем, как вместе с ними все дальше и дальше уходит от нас история. Со школьной скамьи мы жадно впитываем все военные исторические факты и ищем те ниточки, которые помогли бы восстановить имена и судьбы. Много лет ведется поисковая работа. И работать есть над чем. По данным центрального архива министерства обороны Российской Федерации в СССР при ведении боевых действий пропало без вести около 4,5 миллиона военнослужащих. Это могли быть не подобранные с полей боев, сгоревшие в танках, самолетах и другой технике, попавшие в плен и зверски замученные военнослужащие Красной Армии.
В настоящее мирное время ежегодно на территории всего бывшего СССР поисковыми отрядами и подразделениями предается земле до 10 тысяч военнослужащих, погибших, но не похороненных должным образом. И если оперировать словами А.Суворова, то Великая Отечественная война закончится через 500 лет.
Сотни жителей Клецкого района также не нашли своего последнего пристанища. В записях их похоронок значится: «пропал без вести». Родственники, не знающие мест захоронений своих родных, не могут похоронить их в своих сердцах. Люди продолжают искать их через архивы, сослуживцев, различные организации и часто находят могилы своих родных.
Сегодня – время поколений внуков и правнуков тех солдат, время беспристрастного и, наверное, бесконечного поиска пропавших без вести на той страшной войне. Увлеченные школьники, студенты, преподаватели, военные и просто небезразличные к своей истории люди в составе поисковых отрядов или в одиночку пытаются восстановить из военного пепла сведения о погибших. В Клецком районе эту работу вели и продолжают вести работники районного исполнительного комитета, организаций, районного музея, учителя и ученики Щепичской, Заостровечской, Грицевичской, Кухчицкой, Морочской и других школ, простые граждане. Начав этим заниматься, они будут выполнять эту работу всю жизнь. На Клетчине имеется 41 воинское захоронение, из них времен Великой Отечественной войны – 31, где захоронено 6 618 человек, 3 465 из которых – известных, 3 153 – неизвестных.
Памятники в деревнях, городах, в полях, лесах, на обочинах дорог — сколько таких неизвестных…
Кому нужны эти поиски? Зачем ворошить минувшее? Прошло столько лет… Может, кому-то уже и все равно, но…
Для многих это смысл жизни, если хотите, самоутверждение. Тысячи людей разных профессий, национальностей занимаются поисковой работой под руководством Управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войны, и при помощи военнослужащих 52 поискового батальона Вооруженных Сил Республики Беларусь. Лично меня заняться поисковой работой подтолкнул обыкновенный телефонный звонок человека, практически потерявшего надежду на розыск своего родственника, погибшего при освобождении г.Клецка. Почти 65 лет сын этого воина не знал о судьбе отца. Но случайно, при разборе старого сарая, была найдена сумка, в которой лежала пожелтевшая бумажка – извещение о гибели разыскиваемого отца с указанием места гибели и захоронения: г.Клецк Барановичской области. В 2012 г. поиски не дали результатов. При посещении района было выяснено, что ни на одном памятнике фамилия его отца не выбита. В 2013 г. сын погибшего воина обратился в Клецкий районный военный комиссариат, где при помощи электронной базы данных ОБД «Мемориал» и сопоставления имеющихся сведений удалось установить место захоронения разыскиваемого. Имя Мусаева Николая Георгиевича было официально увековечено. Понимая историческую важность данного события, ЧТУП «У Исмагиловых» оказало помощь в нанесении имени на памятной плите Клецкого мемориального знака.
На могилу отца сын приехал с семьей из далекой Казани. Он привез отцу горстку родной земли. Все плакали и в то же время обрели духовное спокойствие. Очень приятно, что сотрудники Клецкого районного военного комиссариата приняли в этом участие.
Таких примеров в моей практике было много. Даже в период подготовки и обработки этого материала найдено два неизвестных захоронения времен Великой Отечественной войны. К сожалению, из многих найденных на территории района останков, идентифицировать удается далеко не все.
Почему так?.. Из истории известно, что в 1925 г. был введен медальон, который выдавался в воинской части одновременно с красноармейской книжкой. В 1937 году его отменили, а в 1940 – и книжку. В 1941 году медальон вернули, а через 2 месяца вернули и книжку. Ноябрь 1942-го ознаменовался отменой медальона, а по прошествии многих лет, само собой, от бумажной книжки ничего не осталось. Восстановить данные практически нереально. По поводу частых случаев отсутствия медальонов существует версия, что брать его с собой считалось плохой приметой. Смертельный медальон – это маленькая капсула, в которой находился вкладыш с личной информацией о солдате. Заполнять его нужно было самостоятельно. Именно это считалось плохим предзнаменованием: если заполнить и взять с собой, то непременно убьют. Поэтому красноармейцы их просто выбрасывали…
«Зацепившись» за фамилию Мусаев Н.Г., удалось установить еще несколько личностей, которые не были увековечены на могильных плитах. Но множественные записи в паспортах воинских захоронений – «неизвестный» – не давали покоя. Вспоминал рассказы бабушки о том, как мой дед прошел почти всю войну, а точнее прополз на передовой в войсковой разведке, вызывая огонь на себя, молился в окопах, чтобы остаться в живых, получив ранение, продолжал вести огонь по противнику, чтоб обеспечить выполнение боевой задачи своего подразделения. С грустью осознавал, что большое количество людей, таких как я, томятся в поисках и надеются узнать судьбу своих родных. Понимая возможность дополнительной работы с архивными документами, постарался хоть как-то активизировать поисковую работу.
Копии архивных документов о ведении боевых действий на территории Клецкого района в 1941-1944 годах, интересные фотографии, переписка воинов, воспоминания очевидцев – все пригодилось в поисках. И вот уже удалось разыскать несколько десятков фамилий, неувековеченных на памятниках воинских захоронений.
При работе с документами возникало множество вопросов. Хотелось знать, как и при каких обстоятельствах погибали люди, почему оказались в определенном месте, и как это все связано с общим ходом истории. Я попытался восстановить хронологию событий, происходящих в Клецком районе в годы Великой Отечественной воины. Так же была интересна судьба погибших воинов. Но, принимая во внимание, что в документах архивов имеется много неточностей и ошибок: кадровые работники воинских частей часто путались в названиях деревень, их административно-территориальном делении, искажали фамилии, имена воинов, считаю, что проведенная работа является неокончательной.
Фамилии и имена воинов и жертв Великой Отечественной войны, надеюсь, будут уточнены и дополнены в будущем. Уверен, что поиски продолжатся, и дополнительно установленные фамилии будут увековечены. Хочется верить, что эти сведения помогут многим людям в их поисковой работе, а если в душе хоть одного заинтересованного человека зажжется огонь поиска, это будет наилучшей благодарностью. Это значит, что из плена времени будут вырваны еще несколько имен и судеб.

Начало войны
22 июня 1941 года – одна из самых трагических дат в истории нашей страны, а Великая Отечественная война – наиболее изученный историками период. Однако многие факты до сих пор считаются неизвестными…
Вечером 21 июня 1941 года была подготовлена секретная Директива о возможном нападении немецких войск на СССР 22-23 июня 1941 года.
«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.
Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.
1. В течение 22-23.6.41г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
3. Приказываю:
а) в течение ночи на 22.6.41г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22.6.41г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.
Тимошенко. Жуков. 21.6.41 г.».
На передачу Директивы в войска ушло 4 часа – она поступила в округа и дивизии в половине первого ночи. Однако было уже слишком поздно…
Через считанные часы после передачи Директивы в 3 часа 15 мин. по Московскому времени немецкие войска начали вторжение на всей приграничной полосе на фото. Они открыли огонь по погранзаставам и начали бомбежку аэродромов и военных объектов.
В первый день войны было уничтожено 1 200 советских самолетов, которые так и не успели взлететь. Хотя в то же время советские летчики совершили более 6 тыс. вылетов и сбили 200 самолетов врага.
На территорию Беларуси начала наступление немецкая группа армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Федора Фон Бока, всего более 50 дивизий. Жестокие бои разгорелись по всей линии фронта. В исключительно тяжелых условиях велись боевые действия в районе Гродно и Белостока, а также в направлении Минска и Слуцка.
Бои на Слуцком направлении
Уже к исходу 23 июня немецкие войска были под Барановичами. Части войск 24-го МК и 2-й танковой группы наступали в направлении Слуцка и Бобруйска. Бои, порой тяжелые, проходили на Слуцком шоссе, которое часто называли «Варшавка», на территориях Барановичского, Ляховичского, Слуцкого, а также Клецкого районов. Позже немецкие войска оккупировали эти регионы. 55 стрелковая дивизия находилась в зоне ответственности «Варшавки» и была расквартирована в Слуцке. Воины дивизии совместно с отдельными частями отступающей Красной Армии взяли на себя основной удар немецких войск на Слуцком направлении.
22 июня 1941г.
Первый день войны
В 7.30 22 июня 1941г. в Слуцке у дежурного по 55 стрелковой дивизии зазвонил телефон. Была получена срочная телеграмма. Командир дивизии, уяснив задачу командования, принимает боевое распоряжение.
Боевое распоряжение командира 55 стрелковой дивизии
«В 7.30 22.06.1941г. в штабе дивизии (Слуцк) была получена телеграмма за подписью оперативного дежурного штаба Западного ОВО капитана Койдунова следующего содержания: «войска привести в полную боевую готовность, выдать боевые патроны и артиллерийские снаряды».
Части дивизии к этому времени находились:
107, 111 и 228 стрелковый полк 67 мсб, 80 атб, 21 обс, 69 ПАХ, дегазационный взвод в пункте постоянного расквартирования Слуцк, 141 гаубичный артиллерийский полк, 84 артиллерийский полк, 129 противотанковый дивизион, снайперские кадрированные части – лагерь Уречье.
Пулеметные роты стрелковых полков –лагерь Стрельбище.
46 осб на постройке укрепрайона Ломжа
250 озад в лагерях Крупки».
В период 7.30-8.00 частям дивизии было отдано предварительное распоряжение о подготовке к выступлению, а 84 артиллерийскому полку, 141 гаубичному артиллерийскому полку, 129 противотанковому дивизиону и снайперскому взводу было приказано по тревоге собраться и выступить в район Слуцка. В 250 озаб и 46 осб приказ командира дивизии не был передан, поскольку к этому времени связь с ними поддерживалась фельдсвязью и по телеграфу. Главное, что удаление частей от Слуцка не обеспечивало своевременное получение приказа командира дивизии и прибытие их в район Слуцка к месту выступления. Поэтому дивизия выступила на фронт без саперного батальона и без зенитного дивизиона, и укомплектованной по штатам мирного времени. По своему боевому и численному составу дивизия также имела некомплект.
В 15.20 22 июня 84 артиллерийский полк, 141 гаубичный артиллерийский полк, 129 противотанковый дивизион выступили из лагерей Уречье и к 22.00 этого же дня сосредоточились в районе Слуцка в пунктах постоянного расквартирования.
В 17.30 в штаб дивизии прибыл представитель Военного Совета Западного ОВО майор Ануфриенко с приказом поднять часть по боевой тревоге и в 7.00 24 июня с автотранспортом сосредоточиться в район Рогачи, Меньки, Картуз-Береза. А в 18.30 22 июня была получена телеграмма Президиума Верховного Совета СССР об объявлении общей мобилизации в стране.
Для перевозки 55 стрелковой дивизии были приданы 15 автотранспортный полк, имеющий в своем составе 140 машин 3-тонных и 470 машин 1,5-тонных, и 32 автотранспортный полк в составе 40 машин 3-тонных и 400 машин 1,5-тонных. Машины не были полностью оборудованы для перевозки конского состава и не имели оборудования для перевозки матчасти.
Приданный и имевшийся к моменту выступления дивизии на фронт автотранспорт обеспечивал перевозку двух неполных стрелковых полков (не хватало оборудованных машин для перевозки лошадей), 141 гаубичного артиллерийского полка, батальона связи, разведывательного батальона и остальных частей дивизии с 3 сутотдачами продфуража и 1,5 боекомплектом огнеприпасов. Из них 0,5 боекомплекта – в дивизионном транспорте.
Выполняя приказ Военного Совета Западного фронта, командир дивизии РЕШИЛ:
комбинированным маршем выйти в район сосредоточения к 7.00 24 июня 1941г. Ружаны, Смоляница. Для чего:
1. 107 стрелковый полк без конского состава полка со школой МКС, 46 осб с 22.00 22.06.1941г. начать погрузку на автотранспорт с задачей к 6.00 24 июня по маршруту №1 Слуцк, Несвиж, Барановичи, Слоним, Ружаны, Смоляница сосредоточиться в район Рогачи, Косиловичи, исключить Селец. Конский состав 107 стрелкового полка походным порядком следовать по маршруту полка и вследствие различных скоростей между колоннами, образовывая большой разрыв.
2. 84 артиллерийскому полку с 1.00 23 июня походным порядком выступить по маршруту №1 с задачей к 20.00 23.06.1941г. сосредоточиться в районе леса, 3 км юго-восточнее Несвижа и к 20.00 26.06.1941г. в район Косиловичи.
3. 228 сп в 20.00 22.06.1941г. походным порядком выступить по маршруту №2 Слуцк, Синявка, Картуз-Береза с задачей к 7.00 23.06.1941г. сосредоточиться в районе Нагорное, откуда, получив автотранспорт от 111 полка, в 21.00 23.06.1941г. продолжить марш с задачей к 6.00 24.06.1941г. сосредоточиться в районе Олехновичи, Жичин, Песчанка.
4. 111 стрелковый полк автотранспортом в 5.00 23.06.1941г. выступить по маршруту №2 из района Слуцк и в 12.00 23.06.1941г. сосредоточиться в лесу,1,5 км западнее д.Заельня, где передать автотранспорт 228 сп, а самому походным порядком продолжить марш с задачей к 6.00 24.06.1941г. сосредоточиться в районе Миловиды и к 6.00 25.06.1941г. в район станции Блудень, Тыхны, искл. Картуз-Береза.
5. 141 гаубичному артиллерийскому полку выступить из района Слуцк по маршруту №2 в 0.30 23.06.1941г. с задачей к 10.00 23.06.1941г. сосредоточиться в лесу 5 км юго-восточнее Нагорное и к 20.00 25.06.1941г. в район леса дв. Зеленка 3 км юго-западнее Блудень.
6. 129 противотанковому дивизиону в 23.10 22.06.1941г. выступить из района Слуцк с задачей главными силами сосредоточиться в район 111 стрелкового полка и к 8.00 23.06.1941г. организовать противотанковую оборону на рубеже Яновичи-Слободка, оставить 1 батарею для прикрытия марша управления дивизии. Откуда в 21.00 выступить за 111 стрелковым полком и к 7.00 24.06.1941г. сосредоточиться в лесу Добрынева, организовать ПТО по восточному берегу р.Щара.
7.79 рб по маршруту №2 выступить из района Слуцк в 22.00 с задачей к 7.00 23.06.1941г. сосредоточиться в районе Дубище (15 км западнее Синявка), имея охранение на рубеже р.Мышанка, вести разведку вдоль шоссе Слуцк-Брест до рубежа Бытень-Чемелы и к 5.00 26.06.1941г. сосредоточиться в районе леса, 0,5 км восточнее Запруды, выдвинув охранение на рубеж р.Дохлувка, р.Муховец.
8.Управление дивизии, 21 обс. парковая рота. 46 обс (без матчасти — парк находится в заводском ремонте и к моменту выступления на фронт возвращен не был) до 6.00 23.06.1941г. находиться в Слуцке, в 6.15 23.06.1941г. выступить по маршруту №2 и в 10.00 23.06.1941г. сосредоточиться в лесу, 2 км восточнее Нагорное.
Командир дивизии полковник Иванюк
начальник штаба дивизии Тер-Гаспарян
подполковник
23 июня 1941г.
Второй день войны
События второго дня войны развивались неоднозначно. Воинские части приграничных регионов несли огромные потери. Части 55 стрелковой дивизии выдвигались в назначенный район и были уверены в том, что немецкие части разбиты, а советские войска ведут бои на вражеской территории. Задача дивизии была в закреплении успеха и отражении возможных контратак. Хоть и возникли проблемы с материальным обеспечением дивизии, советские военные были уверены в победе. Но успешное развитие событий сорвало донесение передового отряда дивизии, проводившего разведку. По докладу начальника штаба полковника Тер-Гаспаряна выяснилось, что 4 армия Советских войск разбита, а оставшиеся части армии отступают, при этом не имея боеспособности. Принято решение немедленно перейти к обороне на выдвинутых рубежах и отразить наступление немецких войск. Но было уже поздно. Немецкий «каток» остановить стало уже невозможно, по крайней мере в данный момент.
Уточнение боевого распоряжения командира 55 стрелковой дивизии по состоянию на 23.00 23.06.1941г.
По предложению начальника штаба дивизии подполковника Тер-Гаспаряна командир дивизии РЕШИЛ:
Дальнейшее движение в район сосредоточения Картуз-Береза приостановить и перейти к обороне на рубеже правой колонной – 107 стрелковый полк Обуз-Лесной, левой колонной – 111, 228 стрелковые полки.141 гаубичный артиллерийский полк, 129 противотанковый дивизион по восточному берегу р.Щара в районе Миловиды. Штадив 55 в это время расположить в лесу 5 км северо-восточнее Синявки западнее Нагорное 10-15 км, для чего:
1. Начальник оперативного отделения штаба 55 стрелковой дивизии капитан Зуев А.М. получил задачу остановить 107 стрелковый полк, выгрузить с автотранспорта, поставить ему задачу на оборону по безымянному ручью северо-восточнее Обуз-Леснова. К 6.00 24.06.1941г. перейти к обороне.
Конский состав 107 стрелкового полка, следовавший в район сосредоточения походным порядком по докладу зам. командира 107 стрелкового полка по политчасти и начальника штаба полка капитана Шибаева находится в районе Несвижа. Таким образом, полк выгрузился и приступил к выполнению боевой задачи, не имея тяговой силы.
2. Начальник штаба дивизии подполковник Тер-Гаспарян получил задачу остановить части, совершавшие марш по маршруту №2, и поставить задачу на организацию обороны по восточному берегу р.Щара.

24 июня 1941г.

Третий день войны
Для Советских войск дела на Слуцком направлении состояли очень худо. Основные силы 55 стрелковой дивизии должны были сменить потрепанную 205-ю мотодивизию, оседлавшую Варшавское шоссе на рубеже р.Щара (на участке Ганевичи). Однако их переброска задерживалась, в т.ч. потому, что навстречу двигался поток беженцев. К тому же немецкому передовому отряду уже удалось взять под контроль мост через р.Щара (на участке Чемелы). В итоге части 55-й стрелковой дивизии заняли оборону много восточнее р.Щара.
Боевая сводка 4-й армии
24.06.1941г.
«…остатки частей 6-й и 42-й стрелковых дивизий 28 ск после ряда оборонительных боев к 18 часам сошлись в район Русиновичи-Тальминовичи, где приводятся в порядок. Эти остатки не имеют боеспособности…»
55 стрелковая дивизия после разгрузки с автотранспорта перешла к обороне рубежа Стрелово-Кулики в 14 часов. Не выдержав нападения пехоты и моточастей противника, при сильной авиационной подготовке, начался отход, и к 18 часам отошли на рубеж Воньки-Мазурки.
В бою с передовым отрядом немецкой 3-й танковой дивизии, поддерживаемой авиацией, части 55-й стрелковой дивизии понесли большие потери, особенно в артиллерии, погиб командир 141 гаубичного артиллерийского полка майор Г.В.Серов.
Журнал боевых действий 55 стрелковой дивизии в период с 22 по 27 июня 1941г.
Журнал вел помощник 1-го отделения штаба 55 стрелковой дивизии капитан Петр Николаевич Переведонцов.
22.06.1941г. 17.10 – в 7.30 22.06.1941г. телеграфно комвойсками ЗапВО приказал: привести войска в боевую готовность, выдать патроны, артиллерийские снаряды. В 8.00 22.06.1941г. этот приказ был подтвержден оперативным дежурным штаба ЗапВО.
В 8.00 22.06.1941г. части дивизии по боевой тревоге приведены в боевую готовность. Артполки в 15.20 22.06.1941г. выступили из Уреченского лагеря в город Слуцк.
18.30 22.06.1941г. получена телеграмма Президиума Верховного Совета СССР об общей мобилизации.
В 17.30 22.06.1941г. прибыл представитель военного совета ЗапВО с приказом к 7.00 24.06.1941г. дивизии сосредоточиться в районе Рокачи-Меньки, картуз-Береза, маршрут Нр-1 Слуцк-Шишчицы, Несвиж, Барановичи, Слоним, Ружаны, Смоляницы, Рокачи, Нр-2 Слуцк, Синявка, Картуз-Береза. В 19.45 22.06.1941г. голова колонны 228 стрелкового полка прошла исходный пункт ворота 107 стрелкового полка. Хвост колонны прошел исходный пункт в 20.00. Полк получил задачу к 7.00 23.06.1941г. сосредоточиться в район Нагорное. 111 и 107 стрелковые полки выступили в район погрузки, стрельбище, городок НР-13. В 22.00 179 орб выступил по маршруту НР-2 с задачей к 7.00 23.06.1941г. главными силами сосредоточиться в районе Дубище (15 км западнее Синявка), вести разведку вдоль шоссе до Рубежа.
17.00 23.06.1941г. – 111, 228 стрелковый полк, 141 гаубичный артиллерийский полк, 79 орб на ночлеге, лес в Слободка. 21.00 111, 141 гаубичный артиллерийский полк, 79 орб выступили по маршруту №2.
00.30 24.06.1941г. – 228 стрелковый полк выступил по маршруту №2.
13.00 – 111 стрелковый полк вступил в бой с мотопехотным корпусом противника на рубеже 5 км восточнее Миловиды, после прорыва мотомехчастей противника отошел в район Рогачи.
16.00 – К 16.00 24.06.1941г. 228 стрелковый полк, 141 гаубичный артиллерийский полк, 79 орб подготовив оборону на восточном берегу р.Мышанка на рубеже шоссе и лес, севернее шоссе, с 16.00 24.06.1941г. до 2.00 25.06.1941г. упорно удерживая занимаемый рубеж, отразив три атаки противника, имея большие потери, отошли на рубеж Ганевичи, ст.Гончары, на котором находились до 11.00 25.06.1941г. Не вступая в бой с противником в 17.00 отошли на рубеж Раз.Слободка, где перешли к обороне и до 21.30 упорно удерживали превосходящие силы противника .
26.06.1941г. – 228, 111 стрелковые полки, 141 гаубичный артиллерийский полк, 79 орб в период боев, имея значительные потери материальной части и людского состава, были отведены к старой госгранице, часть к заставе Филипповичи и часть на рубеж Слуцк. С 21.30 25.06.1941г. до 6.00 26.06.1941г. обороняли западные окраины Слуцка с превосходящими силами противника. С 7.00 отошли на рубеж Старый куток-Калита и оборонялись до 8.00 27.06.1941г.
Германские войска, имея значительный успех, все же несли огромные потери людских ресурсов и военной техники. Немецкие офицеры отмечали необъяснимую стойкость русских солдат. Не понимали, откуда у русских брались силы драться, и почему они не боятся умирать. Это поведение наших солдат фашисты поняли лишь в 1943 году, когда позорно драпали назад на запад. Удалось раздобыть гешихт 3 танковой группы о боях на Слуцком шоссе, и есть возможность оценить ведение боев на «Варшавке» из люка немецкого танка.
Трагедия 4 армии глазами немецкого офицера майора Байгеля
с 24 по 26 июня 1941г.
3 тд 2 тгр немецких войск на второй день войны прорвала вражеский фронт и продвинулась в глубину на 150 км. 170 русских танков было уничтожено, еще и захвачено свыше сотни орудий всех калибров. Командир разведывательного батальона майор Байгель за этот прорыв первым в 3 тд был награжден рыцарским крестом. В приказе о награждении говорилось: «…управляя молниеносным продвижением подразделения, обеспечил захват основного моста через реку Щара, таким образом были созданы условия для быстрого продвижения танкового корпуса» (после рубежа 4-й армии СССР на р.Ясельда, где можно было легко организовать глухую оборону, прикрывшись заболоченной поймой р.Щара). Во вторую ночь военной кампании передовой отряд дивизии находился глубоко во вражеской стране, в то время как тыловые части стояли еще на этой стороне границы и утром начали ее переход. Первыми двинулись части, которые только начинали свой восточный путь через Буг от Коденя….
После полудня подошли первые роты 394 мп для усиления танков, у которых постепенно заканчивались боеприпасы. Подполковник фон Левински приказал 1-му батальону прорываться вперед. 2-й батальон 6 тп в это время захватил высоты у Мариново. Здесь 5 рота (оберл-т Ярош фон Шведер) с подчиненными ей подразделениями 8-й роты уничтожила 9 русских танков, 2 батареи и 15 противотанковых орудий. В этом сражении погиб лейтенант Денке (4 батальон 6 тп) и ранен оберл-т Марковски. 39 саперный батальон в течение этого дня потерял ранеными двух командиров рот (капитан Арнольд, лейтенант Зигенбальг). Неожиданно появилась советская авиация. Никто не ожидал ее прибытия после того, как в первые два дня войны ее использование не замечалось. Вражеские истребители и бомбардировщики в 13.45 напали на движущуюся по шоссе колонну и вызвали остановку движения. Колонна управления 3 тд, которая за танковой бригадой следовала на Недведзева (Недведзицу), неоднократно подвергалась нападению (по рассказам очевидцев 24-го пробовали бомбить и мост через р.Гривда 5 км западнее р.Щара на Варшавском шоссе. 4 русских бомбардировщика, 2 захода, все сбиты 2-мя зенитками немцев. Только один успел перед падением сбросить бомбы в болото недалеко от моста. Так что в этот день авиация на «Танковой дороге №1» применялась массированно). 2 батальон 6 тп сразу после 15.00 продолжил дальнейшее движение вперед в качестве передового отряда, на этот раз без танков. Перед ними лежал второй участок р.Щара. Река была только 15 м шириной, однако ее пойма простиралась в ширину свыше 800 м и вместе с возвышенными краями образовывала протяженный желоб, трудный для преодоления. Мост, который являлся целью движения танков, был только что взорван в центре. Объездных путей не существовало, так как вокруг дороги простирались болота. Вперед медленно выдвигались другие подразделения дивизии. Огонь русской артиллерии и возобновление нападения низко пролетающих самолетов опять привели к задержке продвижения войск и увеличивали потери развертываемых отрядов. Два зенитных орудия были полностью уничтожены.
Генерал-лейтенант Модель не выдержал. Он приказал выделить из батальона связи восьмиколесную бронированную машину (командирский бронетранспортер) и поехал на ней вперед. Однако, когда из-за пробки на дороге генерал не смог продвигаться вперед, он вышел из машины, чтобы расчистить дорогу. В этот момент произошло прямое попадание снаряда в командирскую бронемашину. 4 человека экипажа погибли, генерал-лейтенант Модель остался невредимым. Проходят тяжелые и медленные часы. Роты 3 мотоциклетного батальона и 1-го батальона 394 мп пытаются продвинуться в речную долину. Но стрелки вынуждены прижиматься к дороге, так как каждый шаг по лугу был шагом по грязи. Большевики стойко оборонялись в бывших польских бункерах, которые были построены в бывшие годы для защиты от Советского Союза. Танки снова взяли под обстрел один бункер, чтобы облегчить подготовку мотоциклистам. Наконец они продвинулись небольшим отрядом к мосту. Однако здесь они были накрыты артиллерией противника и отрезаны от остальных. 12 человек лежали перед мостом и не могли вернуться назад. Только после того, как танки, несмотря на оборонительный огонь противника, продвинулись вперед, эти люди смогли покинуть свои позиции.
Сражение разгоралось также и в тылу танковой передовой группы. Сильные группы разбитых русских частей спасались бегством в лесах справа и слева от дороги, и постоянно беспокоили огневыми налетами следующие позже колонны. 1-й батальон 3 мп во второй половине дня вынужден был прочесывать лесной массив у Постолово. 3-й батальон 3 мп (капитан Пешке) захватил в качестве трофея 38 пленных и 1 зенитную пушку.
Генерал-лейтенант Модель приказал к 20.00 часам 1-ому батальону 6 тп создать предмостное укрепление. 2 батальон 6 тп (обер-лейтенант Бухтеркирх), усиленный легким взводом полка и одним взводом 4 батальона 6 тп, должны были обеспечить выполнение данного приказа. Танки, следующие за бесстрашно вступившими в бой мотоциклистами, въехали на горящий мост. Оберлейтенант Бухтеркирх приказал остановиться и выпрыгнул из своего танка. Он бежал с несколькими стрелками на мост, в то время, как остальные танки, ведя непрерывный огонь, пытались подавить сопротивление противника на противоположном берегу. Некоторым стрелкам удалось перебраться через горящие руины и укрепиться на противоположном берегу. Штурмовая группа мотоциклистов переправилась через реку в надувных лодках саперного взвода 2-го батальона 6 тп. Предмостное укрепление было создано. Действиям оберлейтенанта Бухтеркирха в докладе главного командования от 06.07.1941г. дана следующая оценка: «…отмечено исключительное мужество». Русские потеряли от огня 2 батальона 6 тп на втором отрезке р.Щара 2 бронеавтомобиля, 6 танков, 9 противотанковых орудий и 25 орудий. Мостоукладочная техника занялась делом в реке. Укладка моста завершается за 10 минут. Первый создает опору моста. Второй танк проезжает по мосту и укладывает вторую часть на другой берег.
Тем временем наступило утро. Русские снаряды поражают ожидающие вдоль шоссе части 3 тд. Правда, прибыли батареи 75 артполка, частично расположились на свободном поле возле Нивище и открыли такой интенсивный огонь, что отказывали стволы. Но еще хуже, чем воздействие артиллерии, были продолжающиеся нападения советских бомбардировщиков. Командирская бронемашина генерала загорелась. Огонь быстро погасили, однако водитель генерала ефрейтор Кольвей умер через несколько часов из-за ранения в голову.
Дивизия получила приказ на продолжение движения через установленный саперами мост с 11.00. Для этого образовалась 1-я маршевая группа в составе усиленного передового отряда под командованием подполковника фон Левински. Перед движением он должен был сосредоточиться и смог начать движение только после двухчасовой задержки. Еще перед мостом произошла другая вынужденная остановка тяжелых танков, так как мост был очень тонким.
Оберлейтенант Бухтеркирх двигался со своей ротой опять в авангарде. Обе другие колонны дивизии должны возглавить подполковник Мюнцель и подполковник Аудорш.
Автомобильная колонна переехала низменность и достигла главной дороги у разрушенного моста. Везде узнавались руины артиллерийских позиций, с которыми накануне после обеда вел перестрелку 2 батальон 6 тп. Передовая рота оберлейтенанта Бухтеркирха знает, что останавливаться нельзя (фото 10 – немецкая колонна движется по Слуцкому шоссе 25 июня 1941года).
Бронированные машины перемалывают своими тяжелыми гусеницами дорожную пыль. Растянутость со следующими позже соединениями приводят к большим разрывам. Босс, учитывая это, оставляет у мостов по одному танку для охраны и движется со своими танками дальше на восток. 2 батальон 6 тп достиг уже Филипповичей. Село в огне и дыму. Далеко сзади движение маршевых колонн у Синявки вынуждено было остановиться из-за сопротивления противника. Хотя танки могли проникнуть в лес, однако не бронированные автомобили стрелков и артиллеристов не могли продвигаться дальше. Русские даже ходили в контратаки и атаковали 1 батальон 394 МП. Только неотложное прибытие 1 батареи 543 батальона штурмовых орудий под командованием оберлейтенанта Михельса с их противотанковыми пушками позволило отразить советские атаки и уничтожить 2 танка и 7 бронеавтомобилей противника. Подполковник Левински, который потерял беспроводную связь со своей передовой ротой, принял решение любой ценой восстановить соединение. Он ударил с легким взводом полка и несколькими мотоциклистами в глубину леса и около 1.00 часа ночи достиг своей передовой роты под Филипповичами. Остальная часть маршевой группы медленно с боем пробивалась вперед. Причем было приказано первыми проникнуть в лес танкам 7 батальона 6 тп и легкого взвода 2 батальона 6 тп. Они останавливались на обочине дороги и обеспечивали защиту проезжающих колонн. Танки стреляли из своих пушек и пулеметов в лес и удерживали русских на расстоянии. Этим обеспечивалось то, что к рассвету колонна с необходимыми боеприпасами и топливом для головного танкового отряда прошла вперед и полностью обеспечила снабжение танкового полка.
Около 5.25 поступил приказ на выступление. Теперь цель – Слуцк. Передовой отряд движется в том же порядке, что и вчера. 2 батальон 6 тп идет по шоссе без остановки. Севернее населенного пункта Гуличи созданный русскими противотанковый заслон вызвал временную остановку.
Однако сопротивление быстро сломлено и марш продолжается. Майор Отто-Шмидт приказал развернуться и двигаться широким фронтом. Танки расстреливали пушечным огнем русские артиллерийские позиции и подавляли оборону до тех пор, пока в конце концов 5 батальон 75 артполка (оберлейтенант Григо) не прибыл и не подавил вражеские батареи. Вскоре после этого прибыла также 1 батарея 394 МП. В 11.00 поступил приказ на атаку.
1 батальон 6 тп (оберлейтенант Вопель) ударил немедленно на Слуцк. Русские, правда, оказывают во многих местах сопротивление, однако захвачены врасплох энергичной атакой танкового клина. Деревянные дома повсеместно горят, как яркие факелы, и рушатся. Из-за этого танки вынуждены много раз искать дорогу в обход или перебираться через руины. Они в быстром темпе проезжают на маленькую площадь, где в окружении моря огня стоит гипсовая статуя Ленина. По краям площади лежат подбитые снарядами советские боевые машины, повозки и лошади. Однако танки здесь ни причем, они устремились дальше мимо новых зданий казарм на выезд из города.
1 батальон 394 МП (майор Кратзенберг) подошел и очистил всеми своими ротами горящий населенный пункт от остатков советских войск. Слуцк горел, как огромный костер. Огонь подпитывался из-за ветра, который возник в результате крупных пожаров. До обеда из убежищ вывели последних русских солдат. Некоторые гражданские пугливо и беспокойно торопились через свой горящий город и пытались грабить магазины.
Бой под Завинье
При продвижении немецкой 3-й танковой дивизии также отмечены ощутимые потери в бою в районе Завинье Мариново, что западнее р.Щара. Однако инициатива продолжала оставаться у противника, после еще одного боя на р.Щара 55 стрелковая дивизия отошла на восток.
В бою под Завинье остались в живых трое бойцов 129 отдельного дивизиона ПТО…
Вражеский самолет-разведчик успел передать координаты расположения воинов 55 стрелковой дивизии и вызвать бомбардировщиков. Сначала они бомбили, а когда окончились бомбы, стали поливать огнем пулеметов советских воинов. Стрелки 111 стрелкового полка открыли огонь по самолетам из винтовок и пулеметов, но стервятники были неуязвимы.
Не осела еще поднятая взрывами бомб земля, как ударили пушки и минометы. 40 минут рвались мины и снаряды. Полнеба заволокло дымом и пылью. На головы воинов сыпались осколки, комья земли, падали вывороченные деревья. Сраженные осколками, стиснув зубы, не выпуская оружие из рук умирали воины, умирали с мыслью о мщении и о победе над врагом. Потери были большие. И каждый, кто еще мог видеть за черной тучей дыма скорбное солнце, отчетливо осознавал, что ему, живому, предстоит драться не только за себя, но и за всех, кто уже погиб, кто не может вонзить штык в тело ненавистного врага.
В атаку двинулись вражеские танки в сопровождении автоматчиков. Невиданную стойкость в этом бою проявили артиллеристы.
После первой атаки на поле осталось пять немецких танков. Враг отошел, но вызвал авиацию. От разрывов бомб сияла земля и небо. Вся первая батарея, которая была на открытом месте, погибла вместе с орудиями и тракторами. Следующие атаки отбивали уже только две батареи – всего восемь орудий.
Стальные танки с крестами на башнях безостановочно стреляли с орудий и пулеметов, на позициях рвались мины.
Один за одним падали воины-артиллеристы. На их смену вставали трактористы, связисты. Фашистскую пехоту связали боем пехотинцы одного из батальонов 111 стрелкового полка.
Взрывы мин накрыли первое орудие батареи С.П.Утешева, а два танка уже совсем близко.
Лейтенант бросился к орудию, минута – и снова загремели глухие удары 45-тки. Первый танк загорелся, а второй, с фланга и пулемета, успел расстрелять комбата, прежде, чем сам загорелся от прямого попадания снаряда второго орудия.
Через линию обороны стрелковых подразделений, разбитых танками, прорвались немецкие автоматчики. Но зайти на позицию дивизиона им не дали полковые минометчики. Но….
Осталось одно боевое орудие, у него стояли мл. лейтенант командир взвода Брыкля и наводчик Кулига. Пока мл. лейтенант доставал снаряд, наводчик был убит наповал. Командир встал у орудия. Возле других орудий нет никого, в казенке, один снаряд, танки прессуют батарею, что делать?
«Стреляйте, младший лейтенант, – услышал рядом командир, – а я снаряды подам». Это был голос тракториста Сильченко, который доложил, что пока цел он и его трактор… Окончились снаряды,.. и немецкий танк раздавил и его орудие, но артиллеристы успели отползти в кусты. Пробрались к третьей батарее, которая уже молчала. С одного орудия можно было еще стрелять. Минута – и орудие снова ударило по танкам. Пока Брыкля вел огонь из орудия, Сильченко собирал снаряды, где-то даже нашел и пулемет с запасными дисками. Когда снаряды закончились, артиллеристы отползли к своему трактору и установили на нем пулемет.
Гитлеровцы двигались к мосту на р.Щара, и бойцы решили не прятаться в лесу и пробиваться к своим.
Глухо загрохотал мотор трактора и они на полном ходу через поле, расстреливая фашистских автоматчиков с пулемета, помчались к мосту через реку.
На восточном берегу Щары воины 141 гаубичного артполка просто не поверили своим глазам, увидев на тракторе двух воинов, которые сделали невозможное.
Около двух часов длился ожесточенный бой. 24 июня 1941 года у деревни Завинье на 191 километре шоссе Брест–Слуцк тяжелые потери понесли 129 отдельный истребительно-противотанковый дивизион, которым командовал капитан Петр Петрович Остащенко, и поддерживаемый им 111 стрелковый полк.
Тов. Брыкля в этот же день участвовал в бою на рубежах Раз.Слободка и старая польская граница в районе Филипповичи.
Указом Президиума Верховного Совета СССР 22.07.1941г. командир огневого взвода 129 отдельного истребительно-противотанкового дивизиона мл. лейтенант Г.Ф.Брыкля награжден орденом «Красной Звезды».
Поздно вечером немецкие войска создали предмостное укрепление на р.Щара и за ночь построили мост. Ценою немалых потерь удалось противнику прорваться через заслон наших войск на восток. Фашисты потеряли здесь около трех десятков танков, много автомашин и бронемашин, бронетранспортеров, сотни солдат и офицеров.
В этих боях принимал участие 120-й гаубичный артиллерийский полк БМ, который из-за малой маневренности и большой мощности не подходил для оборонительных боев, и в результате отступления большая часть военной техники была утеряна.

25 июня 1941г.
Четвертый день войны
Немецкая 3-я танковая дивизия около 14.00 преодолела рубеж р.Щара и продолжила наступление на восток. Через несколько часов боя войска 55 стрелковой дивизии, усиленные отрядом 30 танковой дивизии, понесли большие потери, хоть к ней и присоединились артиллерия и отдельные подразделения 6-й и 42-й стрелковой дивизии. Бои продолжались в районе Синявки, Новинок.
Оперсводка Западного фронта
25.06.1941г.
«…4 армия продолжала отходить своими разрозненными частями на восток. Прикрывавшая Слуцк 55 стрелковая дивизия, атакованная мотомехчастями противника, отошла за рубеж р.Щара.
55 стрелковая дивизия и разгромленные мелкие части 42, 6 стрелковая дивизия и 14 мк отошли на Ляховичи, где и закрепляются. Командир 28 ск и командир 14 ск собирают отходящие в беспорядке части и группы в районе Синявка. 75 стрелковая дивизия и 125 стрелковый полк 6 стрелковой дивизии, задерживаясь на отдельных рубежах, отходят вдоль Лунинецкой железной дороги с рубежа Дрогичин. Штарм 4 – в районе Слуцк…».
Только поздно вечером немецкая дивизия преодолела оборону Советских войск и продолжила наступление на Слуцк. Почти целый день солдаты сдерживали наступление гитлеровцев на рубежах Синявки, Слободки, Филипповичей, понеся огромные потери, показывая при этом мужество и стойкость, что порой вызывало удивление немецких офицеров. К исходу дня немецкие войска продвинулись до д.Филипповичи на старой советско-польской границе.
26.06.1941 года г.Клецк и почти вся территория района были заняты немцами…
Воздушный бой над д.Мервины
Из воспоминаний А.И.Глембовского, жителя деревни Мервины:
«В 1941 году я окончил семь классов, готовился поступать в восьмой. И вот, помню, выгнал коровку, спутал, поставил скамейку – и решаю задачки. Тепло, тихо. Воскресенье. Вижу – череда самолетов. С востока на запад. Потом еще череда, еще. То над Грицевичами, то дальше над Заостровечьем. И все – с востока на запад. И не возвращаются…
На следующий день на восток летели самолеты с крестами. Сбили три наши самолета – один в Мервинах, один – возле Цепры и один – возле кладбища в Заельне. Я пас коня в лесу. Покуда доехал до дома – пожары меня обогнали. Горело все: Заельненские хутора, что-то в Болвани, несколько домов в Грицевичах»…
Это было 25 или 26 июня 1941 года. Жители д.Мервины видели, как разгорелся бой в воздухе. Наш самолет вступил в схватку с фашистскими юнкерсами. Силы были неравные. Советский летчик, израсходовав боеприпасы, выскочил из кабины самолета, но парашют не раскрылся.
Сельчанин П.А.Пеньковский видел, как взорвался самолет, и как с нераскрытым парашютом на землю падал человек. Пеньковский подбежал к летчику, но было уже поздно: он умер от удара о землю. Он успел взять из кармана фотографию и документы, но в скором времени подбежали фашисты и все забрали, осталось только фото (фото 2 – мл. лейтенант Николай Михайлович Харченко). Летчика вместе с его другом по экипажу завернули в их парашюты и похоронили на окраине леса под большим дубом. После окончания войны останки неизвестного, как и других погибших, похороненных в разных местах, перенесли в братскую могилу, которая находилась на территории школы. Только в 1964 году, благодаря П.А.Пеньковскому, который послал фотографию в газету «Советская Белоруссия», узнали о погибшем. В скором времени в газете опубликовали снимок и короткую историю его смерти. Таким образом удалось установить фамилию неизвестного летчика. Им оказался Н.М.Харченко.
В скором времени откликнулись родные летчика. Красные следопыты Грицевичской школы написали письмо в Михайловскую школу г.Ровеньки Луганской области, где учился Н.М.Харченко, чтобы ученики этой школы приехали к ним в день 20-летия Победы. И вот уже 8 мая делегация из 7 человек с его родины прибыла в Клецкий район.
Мл. лейтенант Николай Михайлович Харченко (1918-1941) родился в шахтерской семье в селе Коршино Ровеньковского района Ворошиловградской области. После окончания семилетней школы работал в слесарных мастерских на шахте Михайловская. В 1937 году поступил на летные курсы при Ровеньковском аэродроме, а в 1938-ом, как один из лучших курсантов, был направлен для поступления в летную школу. В 1940 году окончил Балашевское летное училище и был послан для прохождения службы в Воронеж. В письме близким сообщал: «Работаю летчиком-испытателем, испытываю самолеты такого типа, на которых летает знаменитый летчик Коккинаки».
В 1941 году родители получили сообщение, в котором говорилось: «Ваш сын Харченко Н.М. 26.06.1941г. полетел на выполнение боевого задания и не вернулся». До 1964 года никаких сведений о судьбе сына не имели. В 1964 году Ровеньковский райвоенкомат вызвал родителей и передал им письмо, присланное Петром Александровичем Пеньковским из д.Мервины Клецкого района Минской области. Он описал подробности гибели Николая.
В последующие годы родители и близкие Н.Харченко несколько раз приезжали в Грицевичи, на братскую могилу, куда были перезахоронены останки летчика.

Неравный бой

Это случилось утром 25.06.1941г. Фашисты были уже возле р.Щара. Там небольшая группа советских воинов сдерживала наступление немецких войск 24-го механизированного корпуса Гудериана. На помощь им прилетели два двухмоторных бомбардировщика «СБ». Бомбы легли в цель, на колонну немецких танков, что двигались в сторону Слуцка.
После выполнения задания самолеты развернулись, чтобы направиться на аэродром, как в воздухе неожиданно появились немецкие мессершмитты, и советские бомбардировщики вступили в неравный бой. Возле д.Бабаевичи фашисты подбили 1 самолет. В сопровождении двух мессершмиттов охваченная огнем машина теряла высоту. За ней тянулся черный столб дыма. Через несколько километров самолет, срезав деревья, упал на кладбище д.Цепра. Перед столкновением с землей один из членов экипажа успел выпрыгнуть. Когда подбежали местные жители, то летчик уже умер от ран, рядом лежал не раскрытый парашют. Парторг местного колхоза Каганский забрал документы.
Многие жители Цепры рассматривали их и фотографии этого летчика. Еще неизвестных членов экипажа, стрелка, радиста и штурмана похоронили на кладбище д.Цепра возле белой березы.
Со слов сослуживцев – это был первый боевой вылет полка, а для Алексея и его экипажа стал последним…

Бой возле Иодчиц

Броня крепка и танки наши быстры,
И наши люди мужества полны…
На дороге возле д.Иодчицы танк Ореста Ивановича Стулина долго не сдавался. Мужественный танкист стрелял до последнего снаряда. Когда фашисты подбили машину, окруженные ими солдаты были взяты в плен.
Немцы заставили бойцов копать себе могилу. Но, выбрав момент, когда один конвоир отошел в сторону, Стулин ударил другого лопатой по голове, отрубив фашисту ухо, и солдаты стали убегать в разные стороны. Недалеко смог убежать молодой боец: немецкая пуля догнала его. Три фашиста ранили его в правую руку. Перед смертью он мужественно сражался левой рукой. Гитлеровцы, уже убив танкиста, долго издевались над трупом героя, истыкали его штыками. Он был в нательной рубахе и солдатских штанах. Это был О.И.Стулин, другие убежали в направлении д.Урведь. Жители деревни Федор Степанович Буглай и Иван Фомич Чернокович похоронили Ореста Ивановича Стулина, комсомольца и героя, недалеко от места его гибели. Они же нашли в карманах брюк жетон, который после войны переправили в г.Первоуральск. Но после войны жители д.Урведь говорили, что в местной братской могиле покоятся еще два безымянных солдата, возможно это члены одного экипажа. В Загорном был подбит еще один танк, на его гусенице лежал танкист Николай Евгеньевич Карбышев из Вологодской области Кириловского района. Его похоронил старик Мартин Викторович Пыл, который сжег его документы во время войны из-за страха.

Бой на Новинковской высоте
25 июня 1941 года группа советских бойцов 55-й стрелковой дивизии заняла выгодное место на высоте возле н.п.Новинки на рубеже Разъезд–Слободка. Это были бойцы и командиры 111, 228 стрелковых полков, 84, 141 гаубичных артиллерийских, 80-го атб, отряд 14-го мк. Здесь была выгодная позиция: шоссе хорошо просматривалось и окружено болотами.
Артиллеристы прицельными выстрелами заставили врага остановиться. Его атаки повторялись одна за другой, но советские воины удерживали позицию 4 часа.
Из воспоминаний ветерана 55-й стрелковой дивизии М.В.Борисова следует, что в этом бою при поддержке 84 гаубичного артиллерийского полка под командованием майора Воропаева пришлось противостоять 12 танкам противника. К сожалению, в этом бою погибли его сослуживцы: Стражко, сержант Хрусталев, помощник командира взвода Иван Пинчук, командир роты Н.С.Золотарев.
«Мы не замечали, как возле нас взрывались бомбы, снаряды, – вспоминал мл. сержант П.Г.Труханович. – Бой продолжался до последнего снаряда, и когда мне поступила команда уничтожить орудийный замок, рядом взорвался снаряд. Меня окатило взрывной волной, и я на некоторое время потерял сознание. А когда пришел в себя, то первое, что помню, как возле нашей пушки проехал немецкий танк».
На протяжении всего дня враг продолжал атаки в направлении Слуцка, но наши бойцы не дали противнику развить успех. Только к вечеру при поддержке артиллерии и авиации и ценой больших потерь фашистам удалось прорвать оборону наших войск. В этот день к вечеру воинские части 55-й стрелковой дивизии и 14-го мк отступили в направлении Слуцкого укрепрайона к старой польской границе. На Слободском рубеже враг был на короткое время задержан…
Неизвестные солдаты
Из воспоминаний жителя д.Цепра Героя Социалистического труда Владимира Васильевича Дубины, 1906 г.р.:
«В 1941 году возле д.Цепра две армейские машины, которые двигались в сторону Синявки, объезжая занятый фашистами Клецк, попали в засаду. Погибло 26 человек: 24 военных, женщина и маленький ребенок. Немцы не позволяли их хоронить. Но на третьи сутки мужчины ночью похоронили их за деревней. Один солдат спрятался в копне сена. Местные жители дали ему одежду, и он пошел на восток».
Похоронив убитого бойца, Степан Яковлевич Дрозд рассказывал, что он был очень высоким. Фашист достал его документы – красноармейскую книжку. Он подумал, что партийный билет. Там было написано о его зарплате в 700 рублей. Из рук немца видел, что фамилия, имя, отчество человека – Алексей Антонович Вишневский из Могилевской области. В первые дни войны из-под Заостровечья шли разрозненные группы солдат, которых он выводил на шоссе. Но не знает частей и знаков различия.
26 июня 1941г.
Пятый день войны
Ранним утром 3-я танковая дивизия 24-го мотокорпуса, прорвав оборону потрепанной 55-й стрелковой дивизии и остатков 14-й мк в районе Филипповичей, двинулась на Слуцк. Противника на несколько часов удалось задержать на рубеже д.Лядно, однако уже к 11.00 он подошел к Слуцку….
Тысячи советских солдат легли на полях боев. При отступлении советских войск не всегда удавалось подбирать и хоронить убитых солдат. Многие из них так и оставались там, в лучшем случае – их хоронили местные жители, которые в основном никому не рассказывали об этом, боясь гонений со стороны немцев, а потом репрессий со стороны советской власти, держа в себе эту тайну до конца своих дней.
Их возможные могилы не были обозначены, не уточнены фамилии. Порой сегодня, получая скудные сведения, удается разыскать и с воинскими почестями перезахоронить наших солдат, установить их фамилии и имена…

Ведение боев на Клетчине, как завершающий этап Минской операции
В оперативной сводке за 1 июня 1944 года указывалось: «…Войска первого Белорусского фронта, развив успешное наступление, овладели районными центрами Минской области: Копыль, Красная Слобода, Греск….» (сообщение Советского информбюро). 3 июля под вечер к Клецку подошли части 219-й Кременчугской Краснознаменной танковой бригады 1-го Красноградского механизированного корпуса под командованием полковника М.Р.Хлюпина с задачей овладеть городом и в дальнейшем двигаться на Барановичи.
Утром следующего дня 1-й танковый батальон, усиленный батареей САУ-85, истребительным противотанковым батальоном и автоматчиками под командованием ст. лейтенанта П.С.Китченко, начал атаку на юго-западную окраину Клецка, где встретил организованный артиллерийский огонь и контратаку танков врага. Опытный командир П.С.Китченко по рации развернул роту направо и вышел на фланг фашистских танков, не останавливая бой частью сил с места. В итоге умелого танкового флангового удара батальон ворвался в Клецк… Под прикрытием зданий танкисты до 12.00 вошли в центр города.
В боях за Клецк по геройски сражались экипажи танков старшины М.М.Алтынова, мл. лейтенантов В.С.Иванищева, А.А.Кривцова, П.И.Таликина. Комбат ст. лейтенант П.С.Китченко умело руководил боем. Маневрируя и прикрываясь зданиями, его танкисты занимали выгодные позиции и успешно громили врага, хотя сами потеряли 2 танка и 3 их машины были подбиты (в 1980 году улица Слободская г.Клецка переименована в улицу Героя Советского Союза П.С.Китченко).
Совместные боевые действия за овладение Клецком вели и артиллеристы 1313 истребительного противотанкового артполка 1-ой отдельной Слуцкой Краснознаменной ордена Суворова истребительной противотанковой артиллерийской бригады. Гитлеровцы яростно сопротивлялись на северо-западной окраине города, где разместились вторая и четвертая батареи полка. Около 11-12 часов 4 июля 1944 года враг силою около 15 танков и до трехсот солдат перешел в наступление на шоссе Несвиж-Клецк и Лукавцы-Клецк.
На юго-западной окраине города мужественно сражались артиллеристы третьей батареи. Фашисты атаковали сторону леса «Старина» из-под Яжевичей.
Освободительные бои за город вели воины 54-й гв. Макеевской ордена Ленина Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Михаила Матвеевича Данилова.
Когда второй дивизион 125-го гвардейского артполка 54 стрелковой дивизии достиг площади, то около церкви был обстрелян вражескими автоматчиками. Справа стали стрелять «тигры». Обстоятельства заставляли действовать дерзко и решительно. Наши орудия с ходу развернулись: 4-я батарея справа, 5-я – слева и 6-я – с тыла. Несколько метких выстрелов – и языки пламени побежали по броне первой машины. Победа вдохновила орудийный расчет И.К.Седышева. Но к позициям приближались автоматчики. И тут воины не спасовали.

Половина расчета вела бой с разъяренными гитлеровцами. Фашисты, видя неприступность обороны наших бойцов, начали обходить дивизион с флангов. Тогда гв. мл.сержант Г.А.Гаврилов вместе с Г.К.Исимовым забрались на второй этаж дома, что стоял возле, и с окон открыли огонь по наседавшим фашистам.
На левом фланге командир отделения гв. мл. сержант И.С.Алымов, видя, как мадьяры обходят позиции, решил уничтожить их огнем автомата, но он отказал. Возле него валялась пустая бутылка. Схватив ее, Иван Сергеевич с бутылкой в одной руке и с автоматом в другой, крикнул своим бойцам: «За мной! За Родину! Ура!», и бросился на наседавших немцев. За ним пошли коммунисты Головачев, Максимов, Ковальчук, Бобер и другие. Атака была отбита. За мужественные действия И.С.Алымов награжден орденом Красной звезды. Командир орудия И.А.Седышев удостоен ордена Отечественной войны I степени, а весь расчет – ордена Славы III степени. На поле боя награжден орденами и расчет Д.З.Лешчева: гв. мл. сержант И.П.Выставкин, гв. ст. сержант Г.К.Исимов, гв. мл. сержант В.Н.Микруков, гв. красноармеец И.С.Белицкий и З.К.Пастернак.
Наводчик 8-й батареи 125-го гвардейского артполка сержант Михаил Никифорович Козлов в момент окружения танками и автоматчиками остался около орудия вдвоем с заряжающим. Но, несмотря на ураганный огонь врага, смог уничтожить 10 гитлеровцев. Подвиг наводчика отмечен медалью «За отвагу».
Стойко сражались с врагом на Клецкой земле и воины 162-го гвардейского стрелкового полка (командир гвардии подполковник В.С.Степура). Мужество и героизм многих отмечен орденами и медалями СССР. При освобождении райцентра проявил особую храбрость и героизм и комсорг 160-го гвардейского стрелкового полка гв. лейтенант Иван Павлович Шубин.
В знак признательности боевых заслуг в 1980 году улица Луговая в г.Клецке переименована в улицу имени командира дивизии генерал-майора Н.Н.Данилова, а в 1983 году одна из улиц в городе названа именем комсорга 160-го гвардейского стрелкового полка гв. лейтенанта И.П.Шубина.
С боями через территорию района проходили и воины 20-й стрелковой Барановичской дважды Краснознаменной ордена Суворова дивизии. В ночь с 3 на 4 июля 1944 года части соединения форсировали р.Морочь и вели бои за расширение плацдарма на западном берегу. Разгромленные части 129-й пехотной дивизии спешно отходили в сторону Клецка. Отход главных сил прикрывала 1-я кавалерийская дивизия хортистской Венгрии.
На пути к Клецку полки 20-й стрелковой дивизии встречались с многочисленным кавалерийским заслоном гитлеровцев, усиленным танками. Враг удерживал в своих руках дамбу, проложенную через болото. Наступающие подразделения были остановлены. Командир дивизии полковник М.И.Петунин решил атаковать гитлеровцев 265 стрелковым полком (командир подполковник М.Я.Леонов), слева во фланг нанести удар 67 стрелковым полком, воины которого особо отличились в бою около д.Цепра.
На самоходные установки 1416 полка, которые были прикреплены к дивизии, посадили стрелковый батальон 67 стрелкового полка. В итоге умелого обходного маневра на юг от дамбы воины перерезали дорогу Клецк–Радзивилимонты и тем самым перекрыли путь отхода венгерской кавалерийской дивизии.
Находясь в засаде возле дороги, по которой отступали вражеские части, отличился мл. сержант шестой роты 67 стрелкового полка П.Ф.Ткачев. Умелыми действиями он уничтожил экипаж и танк, за что был награжден орденом Славы III степени.
Взвод лейтенанта Н.Н.Семенова уничтожил 20 венгерских солдат, захватил 3 мотоцикла. Пример в бою показал сам командир взвода, за что был награжден орденом Красной Звезды.
Проявил мужество и ефрейтор взвода комсомолец А.Л.Соломич. Он со своего ручного пулемета уничтожил огневую вражескую точку – 20 солдат, за что был представлен к ордену Славы III степени.
Образец солдатской доблести показал расчет 76 мм орудия 281-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона под командованием ст. сержанта Н.Ф.Ахметова. Первым снарядом подбили танк, потом еще один. Перенося огонь на контратакующих кавалеристов, он заставил их броситься в болото «Межболоть» (ст. сержант Н.Ф.Ахметов погиб 8 мая около Праги и посмертно награжден орденом Ленина).
В этот день воины 20-й стрелковой дивизии разгромили все три полка врага. Гитлеровцы покинули на поле боя около 500 солдат и офицеров. Много было взято в плен, захвачено 8 танков, 4 автомашины, из них 3 легковые, 3 орудия, 3 мотоцикла, свыше 100 коней и другого имущества. Часть дивизии спешно бежала в сторону Ляховичей.
Утром 5 июля 265 стрелковый полк около Клецка захватил 8 исправных танков, 12 орудий, 2 миномета, 200 коней и другие трофеи.
Освобождали Клецкий район воины 48-й гв. Криворожской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова стрелковой дивизии. В 1943 году под командованием нашего земляка генерал-майора Николая Матвеевича Маковчука 48-я получила гвардейский флаг, неоднократно отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего.
Через Клецк лежал путь и воинов 50-й гв.стрелковой дивизии, которой командовал А.С.Владычинский. Умело действовали на подступах к городу бойцы 148-го гв. стрелкового полка: батальон гв. майора Н.Д.Колача, минометчики гв. капитана П.Н.Индутного и П.Г.Приходько. На рубеже Половковичи–Сухличи–Панкратовичи враг пробовал несколько раз атаковать. Действия полка сковывали и самолеты, которые постоянно обстреливали наши боевые порядки. Во время очередной атаки на левом фланге неожиданно появилось 60 вражеских всадников. Минометная рота гв. ст. лейтенанта Л.К.Косимова и пулеметный взвод лейтенанта В.Л.Лобуса открыли огонь. Комиссар первого стрелкового батальона гв. капитан А.Н.Куликовский, увидев, как авиабомбой выведен со строя пулеметный расчет, сам лег за пулемет и прицельной очередью начал расстреливать всадников. Контратака была остановлена. А вскоре группа бойцов во главе с гв. лейтенантом П.К.Паклиным положила конвой и захватила стадо крупного рогатого скота, который немцы гнали с собой.
После освобождения Клецка 148-й гв. стрелковый полк перешел в другой эшелон дивизии с целью укомплектования подразделений, так как в наступающих боях имелись значительные потери в живой силе и технике.
Большой вклад в разгром фашистов на Клетчине внесли и народные мстители
До весны 1944 года центрами партизанского движения были лесные массивы в районе деревень Колки и Морочь. Отсюда партизаны наносили удары по немецким гарнизонам, проводили диверсии на шоссе Москва–Варшава и железной дороге Барановичи–Лунинец. Сельчане обеспечивали их продуктами, одеждой, пилами и топорами для уничтожения столбов телефонной связи.
На базе партизанской бригады №18 им. Фрунзе размещался подпольный райком ВКП(б)Б (секретарь П.А.Бегун), подпольный райком комсомола (секретарь А.И.Салтыков), выходила подпольная газета «За Советскую Беларусь» (редактор Л.Д.Вайнер).
Подрывники-«фрунзевцы» справились с выполнением задания в «рельсовой войне». За несколько дней они разрушили участок железнодорожного полотна на протяжении 12 километров, подорвали эшелон с боеприпасами. Уже 2 июля 1944 года партизаны встретили разведку наступающих частей Красной Армии.
Потом народные мстители вели бои с фашистами на подступах к городу, а после освобождения ликвидировали отступающие группировки фашистов. В одной из операций только партизаны отряда Суворова взяли в плен 162 гитлеровца, в том числе 12 офицеров. Смертью героев при освобождении района погибли начальник штаба отряда Суворова С.И.Пшеничкин и партизан Н.С.Маркевич. Похоронены они в братской могиле райцентра на пл.Маяковского.
Своими умелыми действиями, бесстрашием приближали день освобождения народные мстители спецотрядов «Соколы», №620 им. Чапаева, «Авангард», отряда им. С.Лазо, бригады №19 им. Молотова и другие, что действовали в 1944 году на территории района.
На Клецкую землю пришла мирная жизнь. Но цена мирного существования была велика. В Клецке до войны проживало более 8 тыс. человек, в 1944 г. осталось лишь около 2 тысяч. По данным государственного архива Брестской области в Клецком районе уничтожено: расстрелено всего 5158 человек, в т.ч. женщин – 1399, детей – 1830; повешено – 8; сожжено – 1051, в т.ч. женщин – 250, детей – 324; убито и замучено военнопленных – 1273; погибло при бомбежке – 112; всего погибших – 7602 человек, вывезено в рабство женщин – 578, мужчин – 325.
Большие потери и тяжелый материальный урон нанесли труженикам района годы фашистской оккупации. Было уничтожено 12 предприятий, в том числе трикотажная фабрика, лесозавод, паровая мельница и др. Разрушено 18 колхозов. Сожжено 1166 жилых домов и многое другое. Потери, нанесенные району, составляли 700 миллионов рублей (в ценах 1945 года).
Клецкая «танковая дуга»
Почему «дуга»? Такое решение принял командующий конно-механизированной группой И.А.Плиев: Клецк будет освобождать танковая бригада Хлюпина с приданными подразделениями. Вот и получилась танковая «дуга» … На пути перед ними был сильно укрепленный опорный пункт г.Клецк, в котором оборонялось до полка пехоты и до 20-30 танков с артиллерией. Кроме того, сбитый противник в районе г.Слуцка отходил по параллельной дороге к г.Клецку, шел на усиление гарнизона города, который был сильно укреплен. Перед въездом в Клецк проходил передний край с траншеями, проволочным заграждением и подходы минированы против танков и пехоты.
И.А.Плиев понимал, какое важное значение для противника представлял Клецк в системе Барановичского укрепленного района крупного узла железных и шоссейных дорог, прикрывающего западное стратегическое направление группы армий «Центр» фашистов. Отсюда немецкое командование лихорадочно пыталось помочь окруженной крупной группировке немцев в районе Минска. Поэтому бои за Клецк и Барановичи носили ожесточенный характер. Противник оказывал здесь сильное сопротивление в надежде задержать во чтобы то ни стало наши войска, усилив группировку обороняющихся танками отходящей 4-й танковой дивизии, артиллерией, минометами и мотопехотой. Здесь особенно сильно бомбила авиация противника наши боевые порядки, не давая возможности продвигаться вперед…
Посланный передовой отряд бригады 3 июля 1944 года подошел к ближним подступам г.Клецка, при попытке наступать отряд понес потери и был остановлен.
Командир бригады направил вперед 1-й танковый батальон ст. л-та П.С.Китченко. Он так стремительно ворвался в город, что полковник М.Г.Хлюпин, зная тяжелую обстановку в Клецке, был вынужден послать одного из офицеров батальона с целью догнать батальон и задержать его до подхода основных сил бригады. Но, когда машина приблизилась к юго-восточной окраине города, то посыльный офицер заметил, что по улицам Клецка движутся немецкие войска, наших танкистов не было видно. Чтобы не попасть в ловушку и не быть плененным, машину были вынуждены остановить, что позволило увидеть, как проходил бой. Батальон Китченко успешно завязал бой с немецкими мотопехотными подразделениями, но продвинуться ему не удалось.
К исходу дня 3 июля главные силы бригады подошли к городу.
После проведенной разведки и рекогносцировки на рассвете 4 июля 1-й танковый батальон под командованием ст. лейтенанта П.С.Китченко совместно с моторизованным батальоном автоматчиков под командованием капитана Трощенко, усиленный приданной батареей САУ-85 из самоходного артполка подполковника В.С.Макарова и бригадной истребительной артиллерийской батареей 76 мм орудий под командованием капитана Сакара, начал атаку на юго-западную окраину г.Клецка, но сразу же встретил организованный огонь артиллерии и танков. Причем танки противника Т-4 совместно с «Тиграми» при поддержке самоходных арторудий «Фердинанд» начали контратаку наших сил. В завязавшемся бою два наших танка были подбиты и один подожжен.
Подав по радио соответствующую команду командирам рот, П.С.Китченко сам бросился в атаку. В результате удачного флангового удара танкистам и автоматчикам удалось ворваться в Клецк с двух сторон. Завязался тяжелый бой в городе, где условия действия танков не позволяли маневрировать, но постепенно, прикрываясь зданиями, герои-танкисты с автоматчиками к 12.00 4 июля вышли к центру города, тесня противника и нанося ему потери. Только до 12.00 в результате боя батальон в огневом бою уничтожил 8 средних танков сгоревшими и подбитыми, 2 танка «Тигр» было подбито. Уничтожено 4 орудия, до 250 солдат и офицеров и множество автомашин и обозов.

– На площади города лейтенант Евсеев захватил исправный немецкий танк, – вспоминал позже Павел Семенович Китченко. – В это время к нам приблизились два вражеские бронетранспортера с пехотой и, совсем не догадываясь, что тут советские танки, шли на нас. Командир танка мл. лейтенант Гусев открыл сильный огонь. Один бронетранспортер был уничтожен, другой в панике фашисты покинули. Немцы побежали к мосту, покидая по дороге убитых и раненых. В этом бою погиб командир танка Гусев.
В боях за Клецк по-геройски сражались экипажи танков старшины М.М.Алтынова, мл. лейтенантов В.С.Иванищева, А.А.Кривцова, П.И.Таликина. Комбат ст. лейтенант П.С.Китченко умело руководил боем. Маневрируя и укрываясь за зданиями, его танкисты занимали выгодные позиции и успешно громили врага, хотя сами потеряли 2 танка и 3 их машины были подбиты.
Когда к полудню подошли главные силы бригады, центр города был в руках батальона П.С.Китченко. По улицам невозможно было проехать: всюду следы жестокого боя, брошенные машины, обозы, пушки, сгоревшие и подбитые танки, трупы убитых фашистов. Было захвачено много пленных, которых не считали. Вот такой результат первого внезапного удара наших славных танкистов и автоматчиков был к середине дня 4 июля. Но на этом бой за город не закончился.
Подошедшие главные силы бригады закрепляли успех батальона Китченко, вели бои за овладение всеми оставшимися улицами и опорными пунктами, которые еще упорно оборонял противник. Во второй половине дня немцы, подтянув резервы из-за р.Лань с направления Барановичей, пытались крупными силами выбить наши подразделения из города. Три мощных контратаки отбили наши танкисты. При этом отличился 3-й батальон капитана Е.К.Ильина, который в 1945 году стал Героем Советского Союза. Третий танковый батальон участвовал в уничтожении трех вражеских танков, 25 орудий с прислугой, нескольких сотен гитлеровцев, захватил 23 автомашины с военным имуществом и большой обоз. Сам командир Ильин огнем танка подбил «Фердинанд», три средних танка, три орудия и до 30 гитлеровцев. (Командиры батальонов Герои Советского Союза П.С.Китченко и Е.К. Ильин за героизм и отвагу при освобождении Клецка награждены орденами Красного Знамени – авт.).
После упорного многочасового тяжелого боя за город бригаде удалось полностью им овладеть. Противник с боем отошел за р.Лань и не дал возможность форсировать ее и продолжать наступление. К исходу 4 июля г.Клецк стал свободным от фашистских войск.
Можно долго описывать героические подвиги славных танкистов, самоходчиков. Много было героев и подвигов, которые совершили воины 219 тб. Они вместе обеспечили общий успех по овладению Клецком.
Первое, что необходимо отметить героического, – это действие разведчиков передового отряда батальона тов. Китченко. Еще 3 июля днем взвод лейтенанта В.С.Иванищева из 3-х танков с автоматчиками подошел к городу, и в ходе боя было подбито 2 танка противника на подступах к нему.
Второе – это действия героического батальона ст. лейтенанта Китченко и автоматчиков капитана Трощенко, и особенно командира истребительной противотанковой артиллерийской батареи капитана Сакара.
В этом батальоне очень здорово отличились, конечно, сам командир батальона П.С.Китченко, взвод лейтенанта В.С.Иванищева, уничтоживший 6 танков и много живой силы, командир роты лейтенант Т.М.Гредасов, Беляев, командиры взводов А.А.Кривцов, П.И.Таликин, механик-водитель Носков, командир танка татарин Н.Н.Алтынов – Герой Советского Союза, командиры танков Каликовский, П.И.Галикин – мл. лейтенант, мл. лейтенант А.А. Кривцов, механик-водитель старшина Г.Ф.Черников и другие.
Интересная и, к тому же, душевная история произошла с комбатом 219 тб капитаном Е.К.Ильиным при освобождении Беларуси и, в частности, Клецкого района. 219-я Кременчугско-Берлинская Краснознаменная, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танковая бригада входила в состав Первого Красноградского механизированного корпуса, которым командовал генерал Семен Моисеевич Кривошеин, а бригадой командовал полковник Михаил Григорьевич Хлюпин. В конце 1943 года корпус базировался в Краснограде под Полтавой: ждали пополнения техники и личного состава. Среди вновь прибывших оказалась Анна Потехина, девушка из села Печины Шацкого района Рязанской области. Ее отец, три брата и сестра уже воевали, фронт нуждался в женщинах. Кому-то надо было стирать белье, печь хлеб, выхаживать раненых. Прислали повестку и Анне. На ускоренных курсах она научилась водить машину, работать на рациях, стрелять из автомата и винтовки. В конце 1943 года в 219-й бригаде Анна встретила своего суженого, было ей 19 лет. Среднего роста, черноволосый, веселый офицер-танкист и голубоглазая, со вздернутым носом и веснушками на лице девушка полюбили друг друга и поженились. Анна Ивановна рассказывала: «ЗАГСов на фронте не было, брак оформили приказом по бригаде. Собрались в землянке, кто-то букет фиалок принес. Дело было в мае 1944 года. Поздравил нас командир корпуса генерал Кривошеин. На торжествах с нами был и командир бригады Михаил Хлюпин. Он, грустно сознавать, через три месяца погиб».
Жену комбат в танк не пускал. Но в июне, во время ночного наступления, ранило стрелка-радиста в танке комбата. Аннушка уговорила мужа взять ее в танк, так как никого другого под рукой не было. Пять часов шел бой за поселок Старые Дороги – первый бой, в котором Анна участвовала в составе танкового экипажа. В июле 1944 года танковый батальон майора Ильина ворвался в город Клецк, уничтожил 17 танков противника, взял в плен 200 фашистов, освободил 7 населенных пунктов. После боев за Клецк комбат приказал ефрейтору Ильиной вернуться на радиостанцию. И правильно сделал. Он словно предчувствовал, что в следующем бою его танк будет подбит, загорится, а его самого ранит. Лишь через двое суток он сумел выбраться с ничейной полосы к своим. Потом Ильин попал в госпиталь, в батальон вернулся через месяц. Аннушку в танк не брал. Но она продолжала работать на рации, водить полуторку, вытаскивать из горящих танков ребят, быть медсестрой, нянькой. Она вспоминала: «Мы шли сзади, впереди – два десятка машин батальона. Вдруг остановилась одна, другая, десятая. Он кричит по радио: «Вперед!». Они не шевелятся. Вылезает из танка, бежит под огнем, подбегает к первому танку, ждет, когда откроют люк и… Что он там кричит, знает только комбат и экипаж. Затем он спрыгивает на землю и бежит к своей машине, а у меня замирает от страха сердце: вдруг убьют, не добежит». Комбат заставлял идти вперед любой ценой. Под Е.К. Ильиным сгорело 19 танков, 6 раз он был ранен и контужен. Он воевал на Т-26 и Т-34, на американских танках «Харлей».
35 лет спустя супруги Ильины по приглашению жителей Клецка побывали в районе и приняли участие в праздниках по поводу освобождения города. Евгению Кузьмичу присвоили звание Почетного гражданина Клецка. И одна из его улиц названа именем Героя Советского Союза Е.К.Ильина.

1313 ИПТАП – направление Клецк
Одна из славных страниц победного 4 июля в Клецке принадлежит 1313 ИПТАП приданного 219 тбр. Один из командиров батарей 1313 ИПТАП И.Гагарин, чьим именем названа улица нашего города, много рассказывал о боях под Клецком, часто посещал Клецк, встречался со школьниками, ветеранами войны, гражданами города. Он всегда с трепетом и волнением говорил о тех боях, с гордостью отмечал героизм и преданность наших воинов, особенно артиллеристов 1313 ИПТАП.
«После освобождения г.Слуцка группы генерала И.Плиева в составе 10 кавалерийской дивизии, 219 танковой бригады и 1313 ИПТАП внезапным ударом овладели г.Копылем и взяли направление на Клецк, освобождая деревни района», – вспоминал бывший командир батареи 1313 ИПТАП И.Гагарин.
2 июля 1944 года на рубеже деревни Секеричи северней враг встретил полк организованным огнем. Сразу же по прямой наводке развернулись батареи 1313 ИПТАП и вступили в поединок с орудиями, которые мешали двигаться вперед нашим войскам.
Рота танков 219 танковой бригады при поддержке второй батареи капитана А.Федорова атакует опорный пункт «Секеричи». Однако немцы отбрасывают подразделения на изначальные позиции. Тогда танкисты атакуют с флангов. Танк сержанта А.Ковалева вырывается вперед и давит пулеметы и орудия врага. Танкистов поддерживают метким огнем свои командиры орудий Н.Киселев, А.Алигераки.
Командир взвода Г.Тушинский со стороны деревни Панкратовичи отбивает атаки пехоты. Благодаря точности и скорости действий расчетов фашисты были отбиты.
Буквально по пятам врага наши танкисты и кавалеристы входят в деревню Секеричи, освобождают ее. В этом бою было уничтожено 6 пулеметов, 4 орудия, свыше 70 фашистов и 30 – взято в плен.
Другой танковый батальон 219 танковой бригады с батальоном кавалеристов и двумя батареями 1313 ИПТАП в это время вели бой за хутор Кампамент (между деревнями Красная Звезда и Цепра) и безымянные высоты, которые враг переделал в опорные пункты. Шоссе заминировано, перед высотами – минное поле. Это создало хорошую огневую систему фашистам и наше наступление было остановлено.
На большой скорости вынырнули и заняли огневые позиции батареи. В составе – водители, отважные и смелые рядовые С.Кошман, А.Черепанов, Л.Селиверетов, М.Захаров, В.Лисин, Н.Казаков, К.Михнев. Они развернули орудия, чтобы открыть огонь прямой наводкой, и быстро спрятались за безымянной высотой.
Стрелковая рота Н.Мельника пошла в атаку, обходя Кампамент с севера. Южнее двинулись кавалеристы 10 кавалерийской дивизии. Их поддержали танки, обходя хутор с юга, взводы под командованием командиров Н.Киселева, Г.Киселева, В.Шульгина, А.Запорожцева, Н.Сакретова, В.Клименка, М.Щежина, А.Рыбкина, М.Брадихина, Г.Тушинского, И.Павлова, В.Иванова и др. Они смело вступали в поединок с врагом, мужественно сдерживали его, очищая дорогу для наступления кавалеристам и танкам, быстро ворвались на опорный пункт.
И все же враг упорно сопротивлялся. Справа открыл огонь броневик. Но командир орудия Н.Киселев вторым снарядом сбивает его. Еще два выстрела – и вражеская точка уничтожена.
Сержанты Н.Сакретов и В.Шульгин уничтожили на высоте по два пулемета, дав возможность кавалеристам овладеть ею. Командиры М.Минаков, Н.Токарев, Мосев массированный огонь шлют со своих батарей. Наши солдаты вплотную подходят к городу.
Вечером 3 июля танки 219 бригады, кавалерийские полки 10 дивизии и 1313 ИПТАП завязали уличные бои в Клецке и на железнодорожной станции.
Ритмично работали радисты батарей и полка. Держали постоянную связь со штабом полка и кавалерийской дивизией связисты Н.Чистов, Н.Винакуров, М.Шевцов, А.Процевский, В.Сидаров, Н.Мусаев и др.
На южной стороне города пятая батарея отбивала атаку фашистов. Танки один за другим приближались. Командир орудия Н.Киселев подбивает один. Несколько выстрелов – и танк горит… Стойко стоят наши воины.
Два дня – 3 и 4 июля – идут тяжелые бои за город Клецк и железнодорожную станцию, ближайшие деревни. С улицы на улицу, от дома к дому двигаются до центра батареи 1313 ИПТАП. Фашисты оказывают упрямое сопротивление. Им на помощь приходит авиация, она начинает бомбить центральную площадь, район, где стоял костел. Используя момент, немцы переходят в наступление.
Крепко держится враг на северо-западной окраине города, особенно на тех участках, где стоят четвертая и пятая батареи.
Фашисты обрушили на наши позиции шквал артиллерийского огня, рассчитывая любой ценой задержать наступление советских войск, тем самым не давая возможности наступления на Барановичи.
Около одиннадцати-двенадцати часов враг (после огневого налета) переходит в наступление по шоссе Несвиж-Клецк и Лукавцы-Клецк, бросив в бой несколько танков и 300 солдат. Навстречу им выступают командиры орудий М.Шчежин, М.Ершов, Н.Киселев, В.Шульгин, В.Киселев. Силы неравные. Но меткость и быстрота действий, принятие решений, своевременная помощь кавалеристов помогают отбивать атаку за атакой. Враг понес большие потери. Четыре танка и две бронемашины пылали, уничтожены три орудия и шесть пулеметов. Но и у нас были немалые потери. Погиб в этом бою командир батареи И.Подкуйко, сержанты А.Запарожцев, М.Шчежин, рядовые И.Каменев, А.Твиритинов, И.Мудрак, В.Рузанов.
Роты танкистов вместе с кавалеристами при поддержке первой, другой и третьей батарей ведут бои на западной окраине города, где фашисты упрямо сопротивляются. Кавалеристы делают рискованный маневр – заходят в тыл врага и мгновенно атакой отбивают целый квартал. Героизм и мужество проявил наводчик Алексей Ляхов. Он вступает в неравный поединок с танком, подбивает его. Но вражеский снаряд разрывается возле орудия и смертельно ранит Алексея. Он умирает на руках своих товарищей.
Командир первой батареи В.Токарев отбивает атаки фашистов со стороны д.Щепичи. Здесь в бою отличились командиры орудий В.Клименко, М.Ершов, Ю.Кузнецов. Они уничтожили три орудия, пять пулеметов и больше сорока фашистов.
Кавалеристы ведут бой в направлении д.Кухчицы с тремя танками и 150 автоматчиками. Им на помощь приходят бойцы второй батареи и направляют огонь на танки. Взвод лейтенанта В.Иванова ведет беглый огонь по автоматчикам. Здесь, в этом бою с врагом, погибли наводчики орудия П.Толочка и И.Каменев.
В боях за освобождение города и деревень района в июле 1944 года отличились артиллеристы 1313 ИПТАП: командиры батареи и взводов В.Токарев, Н.Минаков, Г.Рыбаков, Г.Киселев, В.Сырамятников, И.Павлов, В.Иванов, Г.Тушинский, М.Гуманов, А.Ахрименко, сержанты и рядовые И.Анчугов, М.Ершов, В.Клименко, Н.Чистов, Н.Киселев, Я.Кошман, А.Черепанов, А.Каримов, Н.Сакретов и многие-многие другие.
В боях на Клецкой земле погибли смертью храбрых комбат И.Подкуйко, А.Запарожцев, И.Каменев, А.Ляхов, К.Михнев, И.Мудрак, Н.Мусаев, Я.Романов, В.Рузанов, П.Талочка, А.Твиритинов, М.Шчежин, И.Юсупов и другие.

Колодец в Панкратовичах
По мере продвижения 148 стрелкового полка 50 стрелковой дивизии на запад сопротивление врага путем контратак при поддержке танков и активных действий авиации возрастало. В населенных пунктах жителей было мало. Села горели. 3 июля 1944 года полк, продолжая наступление и взаимодействуя с преданными и поддерживающими подразделениями, ведет бой за населенные пункты Братково, Половковичи, Сухличи, Панкратовичи, Яновичи и г.Клецк. Используя лесные поляны, солдаты шли вперед. В течение дня противник предпринял три контратаки при активности авиации. День ясный, жара стоит. Решительными и смелыми действиями дрался батальон гв. майора Н.Ф.Калача. Находясь на наблюдательном пункте 148 полка, командир П.И.Синенко увидел движущиеся пехоту и танки с крестами, идущие на наши подразделения. Начальник артиллерии полка гв. капитан Гончаров и командир батареи 76 мм старший лейтенант П.И.Левшов подпустили их ближе, поставили пушки на прямую наводку и открыли огонь. Минометная рота гв. капитана П.Т.Приходько и минометная батарея гв. капитана П.Н.Индутного успели установить минометы на новые огневые позиции и открыли огонь по пехоте и танкам. Противник отступил.
Но через 30-40 минут третья контратака, самолеты, артиллерия и танки противника усилили огневую мощь по боевым порядкам 148 полка. Самолеты Ю-87 сбрасывают бомбы, а мессершмиты буквально летят на бреющем полете, обстреливают наши боевые порядки пехоты. В этот же момент на левом фланге неожиданно появилась конница противника до 60 всадников. Минометная рота гв. старшего лейтенанта Л.К.Касимова, пулеметный взвод гв. лейтенанта В.Л.Лобус открыли огонь по коннице, кроме того, находясь в боевых порядках, комиссар 1 сб капитан А.М.Куликовский увидел, что авиабомбой выведен из строя пулеметный расчет, а пулемет замолчал. И хотя Куликовский был ранен осколком авиабомбы, немедленно лег за пулемет и прицельным огнем, короткими меткими очередями стал расстреливать всадников врага. Контратака была отбита. Заместитель командира по политчасти 2 стрелкового батальона гв. капитан В.П.Чернов, узнав от местных жителей, что немцы забрали весь рогатый скот и угоняют его, немедленно направил отделение конного взвода из 7 человек во главе с гв. лейтенантом П.К.Паклиным с двумя пулеметами, которые нагнали конвой со стадом. Конвой в количестве 4 немцев был пленен, а стадо передано местным жителям.
П.И.Синенко, командир 148 полка, находясь в боевых порядках 1 батальона, продвигаясь на новый наблюдательный пункт совместно с радистом, наблюдателем и лейтенантом Ф.И.Ковалевым вошли в населенный пункт Панкратовичи. Стояла жаркая погода, было душно. Хотелось попить воды. Ковалев увидел колодец. Подошли к нему, оказалось, что колодец как будто хорош: железобетонный сруб, но нет ведра, вода неглубоко. И вдруг они услышали женский голос: это с огорода бежали по картошке две женщины. У них на глазах блестели слезы радости. Одна из них была хозяйкой домика, стоящего у колодца. Они подтвердили, что вода в нем хорошая, не отравлена (у немцев на это не было времени, и они вчера и сегодня бегали, кричали: «Шнель, шнель»). Женщины вынесли ведро, и офицеры напились воды, а потом они еще дали крынку молока. Офицеры ушли, а женщины пожелали им возвращаться с победой, приглашали в гости на белорусские драники после войны. Какой красивый был колодец, а рядом росло молодое дерево…
…Шел десятый день боевых действий на белорусской земле по ее освобождению. Без передышки и день, и ночь велись боевые действия. Была постоянная напряженность. К радиостанции командира 148 полка П.И.Синенко вызвал командир дивизии генерал-майор А.С.Владычанский, которому он доложил свои координаты. Командир дивизии приказал преследовать отступающего противника, не давать ему закрепиться, продолжать вести наступление на Клецк. Генерал требовал усиления разведки и обеспечения флангов, так как противник своими подвижными группами начал применять короткие сильные контратаки, устраивая засады и нанося удары по флангам и тылам.
4 июля 1944 года, ведя бой за г.Клецк во взаимодействии с приданными и поддерживающими частями, полк наступал на город. И здесь немцы перед городом предприняли еще одну контратаку пехоты с танками и поддерживаемые артиллерией и авиацией. Контратака немцев была отбита, и на торфяниках остались подбитые вражеские танки и убитые солдаты, которые нашли могилу на белорусской земле. Авиация противника беспрерывно группами совершала налеты на наши боевые порядки. Поступил приказ командира дивизии генерала А.С.Владычанского продолжать преследовать противника и после взятия г.Клецка наступать на Ляховичи…
…И вот в 1974 году Клецкий район пригласил П.И.Синенко, бывшего командира 148 стрелкового полка, на торжества, посвященные 30-летию освобождения. «Я с большой радостью принял приглашение. По приезду в г.Клецк еще раз убедился, с какой теплотой и радушием принимали нас – освободителей, – вспоминал П.И.Синенко. – Клецкий горисполком удостоил меня звания Почетного гражданина, а первый секретарь РК КПБ В.И.Алешко на торжественном митинге повязал мне ленту, вручил Решение горсовета и ценный подарок. Будучи в Клецком районе, я попросил проехать в одно памятное место – Панкратовичи, где на общем собрании совхоза «Клецкий» его работники удостоили меня звания почетного гражданина совхоза, а директор вручил памятный подарок – радиоприемник.
Перед собранием я попросил директора совхоза тов. Г.А.Мамонова и секретаря партбюро П.В.Гвоздь показать мне колодец с железобетонным срубом, около которого было молодое дерево, там жители встретили нас и напоили водой. Григорий Антонович был удивлен, что я помню этот колодец и молодое дерево – каштан. Он был поражен тем, что работает там и не замечал этого колодца… И вот мы у него. Соседи сказали, что тех женщин сейчас нет: одна умерла, а другая куда-то уехала.
На торжественном собрании я просил органы местной власти и общественность сохранить этот исторический колодец, как реликвию, установить памятную доску, сохранить дерево, разыскать этих людей, которые нас встретили. Да, действительно, я один раз видел этот колодец в жаркий день боя, и он мне запомнился навсегда. Пусть он останется как реликвия, живым свидетелем того, как советские воины своим ратным подвигом освобождали белорусскую землю. Пусть служит символом неисчерпаемого подвига и постоянно наполняет наши сердца чистой водицей.
У этого колодца – родниковая вода, студеная. Ключевая вода, спаси и оборони нас от ненастий…».

Юные следопыты
К сожалению, сегодня наши школьники неохотно участвуют в поисковой работе, а выступая в учреждениях образования на уроках мужества, я замечал, что не все ориентируются в вопросах истории освобождения Клецкого района. И это понятно, потому что сегодняшняя молодежь далека от лихого времени Великой Отечественной войны. Зарастают лесами места былых сражений, уходят из жизни свидетели тех страшных событий. Но практически везде я познакомился с так называемым школьным музеем. Где-то это были добротные музейные экспозиции, где-то – альбомы фотографий и переписка учеников с ветеранами и членами их семей, но вот что приятно удивляло: работой по поиску исторических сведений занимались ребята – «юные следопыты» этих школ.
О Щепичских следопытах я уже рассказывал. А вот что мне поведали в Грицевичах: «Не прошло и 10 дней, как в школу приехал сын И.К.Хребтова – В.И.Хребтов. Известие о месте захоронения отца его очень впечатлило. И уже на третий день из Кемерова самолетом Валерий Иннокентьевич вылетел на место захоронения. Здесь его тепло встретили. Он привез целую коллекцию значков, фотоснимков отца и его родных».
Ученики узнали, что сержант Иннокентий Кондратьевич Хребтов до войны трудился начальником золотых приисков, добровольцем пошел на фронт. И уже в составе 1-го Белорусского фронта, прорвав на заре 22 июня полосу обороны противника на Бобруйском направлении, непосредственно участвовал в операции по освобождению Беларуси от немецко-фашистских захватчиков под кодовым названием «Багратион». С жестокими боями прошел от форсирования Березины до небольшой речки Лань на Клетчине, где и погиб в начале июля далекого 1944 года.
Хорошо известно все это ветерану Великой Отечественной, бывшему директору Грицевичской средней школы Павлу Даниловичу Галенчику. Учитель по призванию, преподаватель истории и обществоведения, человек авторитетный, заслуженный, он в свое время многое сделал для того, чтобы донести своим ученикам, всем нам, наследникам отцовской славы, правду о той всенародной борьбе, о той цене, которую довелось заплатить за победу над врагом.
Интересное сообщение поведали мне музейные работники Кухчицкого УПК. Группа краеведов школы заинтересовалась боем возле деревни Лисково и встретилась с очевидцами, которые рассказали о нем. Знакомясь с местностью, местом боя и братской могилой, им удалось обнаружить обыкновенную солдатскую ложку, на которой был нацарапан адрес воина, погибшего в этой войне, и фамилия Грязнов. Юные следопыты из Кухчицкой школы вели долгую переписку с различными учреждениями и Родиной погибшего. Вскоре получено первое письмо от неизвестного К.Грязнова из города Куйбышева, в котором было подтверждение, что Архип Сергеевич Грязнов служил перед началом войны в Западной Беларуси и пропал без вести в первые дни войны. 22 апреля 1965 года одному из классов школы было предложно бороться за присвоение имени Грязнова. Эта тема прошла красной нитью через всю биографию класса. День 9 мая 1965 года для школьников был памятен встречей с матерью и братом погибшего воина. Дети много узнали о жизни Архипа Сергеевича, пионеры отряда шефствовали над могилой, где похоронены воины. 22 февраля был установлен днем празднования дня рождения А.С.Грязнова. Ребята Кухчицкой школы также вели активную работу по установлению сведений о действиях партизанских отрядов на территории сельского Совета. Они взаимодействовали с родственниками Сергея Толкача, руководителя подпольной комсомольской группы, подарившими в музей школы радиоприемник, по которому подпольщики-комсомольцы прослушивали сводки Совинформбюро. Также они поведали рассказы местных жителей о боях, произошедших летом 1941 года. В первые дни войны советские солдаты, отступая на восток, концентрировали свои силы в определенных местах и наносили противнику значительный материальный ущерб. Задержать врага на несколько часов – это выигрыш, это частица победы. Июньское солнце сильно жгло, стояли невыносимо жаркие дни, местные жители видели как машина с советскими солдатами, двигаясь со стороны деревни Синявка, столкнулась с немецкой разведкой, в неравном бою погибли все наши красноармейцы. После этого боя они были захоронены жителями деревни Лисково. Впоследствии останки погибших красноармейцев перенесены в братскую могилу, которая находится в центре Кухчиц.

(Продолжение будет).

Дмитрий Годун,
военком Клецкого райвоенкомата.

Мы память павших чтим и не позволим, чтоб разгорелась новая война…: 8 комментариев

  • 16.06.2015 в 8:13 пп
    Permalink

    Дмитрий спасибо за Ваш ответ. По ОБД «Мемориал» информацию по 8-му сбап, постарался собрать. К сожалению, там нет донесений непосредственно из полка, а в основном Приказы по исключению из списков, управления кадров ВВС КА. Дата в этих документах установлена формальная (наверное к моменту расформирования полка), и по этим документам не возможно установить состав экипажей.

    На данный момент есть следующая информация «8-й СБАП вступил в боевые действия 25 июня. С 10.45 до 14.20 полк произвел 33 самолета вылета нескольким группами на атаки мотомехколонн в районе Картуз-Березы. Согласно донесениям летчиков, на станции Коссово и Добино их встретил сильный зенитный огонь, а в районе Картуз-Березы и Коссово они были атакованы немецкими истребителями. 3 самолета были сбиты огнем зенитной артиллерии и еще 13 не вернулись на свой аэродром.»

    Немецкие истребители из II/JG51 в период с 11-55 по 12-08 (время мск) заявили сбитыми 15 бомбардировщиков (СБ и ДБ-3) и еще во второй половине дня на 6 СБ. Часть их утренних заявок указана как к северу и северо востоку от Выгонощанского озера. Скорее всего один из сбитых самолетов в утреннее время – самолет Левченко А.

    Стараюсь поддерживать контакт с исследователями из Белоруссии, которые занимаются действиями нашей авиации. Также есть ряд публикаций по действиям авиации в первые дни войны на сайте warspot.ru.

    Скорее всего самолет СБ – капитана Солонинова Василия Петровича входил в состав 4 эскадрильи. Скажите пожалуйста не указан ли среди документов Левченко А.Д. номер эскадрильи? Что Вам еще удалось узнать по 8-му сбап?

    С уважением,
    Руслан
    г. Бишкек, Кыргызстан

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 10.05.2015 в 12:16 дп
    Permalink

    МОЖЕТ Я ПОГОРЯЧИЛАСЬ.Я НЕ ЗНАЛА ЧТО ЕСТЬ ПРОВЕРКА. РАЗРЕШАЮ ЕГО ПЕРЕПРАВИТЬ. ЖАЛКО ЧТО ДАЖЕ НЕТ ЕГО ФОТОГРАФИИ.ХОТЕЛОСЬ ЧТО БЫ ЕГО ФАМИЛИЯ БЫЛА НА ПАМЯТНИКЕ.сПАСИБО.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ.ОДНА ОНА ТАКАЯ.ТОЛЬКО ПО ВАШЕЙ СТАТЬЕ МОЖНО СУДИТЬ О ЕГО СУДЬБЕ.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 10.05.2015 в 12:11 дп
    Permalink

    уважаемый Дмитрий Годун.Почему же удалился мой комментарий который был написан 9 мая. благодаря вашей статье я нашла свое деда и узнала о его судьбе.Мне хочется узнать есть его фамилия и имя на памятнике или мемориале.Я же вам писала что нашла его через сайт мемориал -Вишневский АлександрИванович -командир взвода 129 отдельного дивизиона П.Т.О.Пропал безвести в июне 1941года. 1913 г.рождения мать Вишневская Анна Семеновна -Г.Борисоглебск ,Воронежской обл.анкета вх.№17994. И не ужели он не заслужил память хотя бы в написании его фамилии на вашем сайте.Что вы его стерли или удалили в этот знаменательный праздник как 7О летие ВОВ.Ему было 28 лет. и он ехал с отпуска от родителей. как началась война. иХ ВСЕХ РАСТРЕЛЯЛИ . оНИ ВСЕГО ЛИШЬ ВОЕВАЛИ 3 ДНЯ. НЕ УЖЕЛИ ОНИ НЕДОСТОЙНЫ НАШЕЙ ПАМЯТИ!. ЧТО УДАЛИЛИ КОММЕНТАРИЙ!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 09.05.2015 в 4:25 пп
    Permalink

    Спасибо ,Дмирий .Благодаря вашей статье я поняла ,что случилось с моим дедом. Мы его недавно нашли. Если можете еще мне чем то помочь ответьте мне.Хотелось бы узнать есть его фамилия на памятнике.или мемориале.Может кто знает о его могиле.МЫ нашли данные ОБД Мемориал -младший лейтенант ВИШНЕВСКИЙ Александр Иванович -командир взвода 129 отдельного дивизиона П.Т.О. Пропал без вести в июне 1941 г. 1913 г.рождения мать-Вишневская Анна Семеновна -г.Борисоглебск,Ул.Дубровинская ,159.анкета №17994 Спасибо!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 08.05.2015 в 7:34 пп
    Permalink

    Разыскиваю без вести пропавшего Кошманова Степана Дмитриевича 1918г.р. моего дядю. Может , кто-то что-нибудь слышал о таком человеке, просьба окликнуться. На войне предположительно служил водителем.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 08.05.2015 в 3:44 пп
    Permalink

    Здравствуйте, Дмитрий, спасибо за статью. Мой дед воевал в 107 стрелковом полку, из статьи я узнала, что этот полк относился к 55 стрелковой дивизии, но сведений о нем очень мало, Вы не знаете, почему этот полк упоминается только первые дни войны?

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 29.03.2015 в 4:55 пп
    Permalink

    Уважаемый Дмитрий,
    В Вашей статье «Неравный бой» описана гибель экипажа 8-го сбап, 47-й САД мл. лейтенанта Левченко Алексея Дмитриевича (1915 г.). Командир полка Бузылев Сергей Фавстович. Мы пытаемся установить судьбу однополчан Алексея, которые также не вернулись из боевого вылета 25 июня 1941 г., экипажа самолета СБ – капитан Солонинов Василий Петрович, стрелок Келлер Артур Андреевич, ФИО штурмана не известно. Нет ли у Вас какой либо информации по погибшим пилотам 25 июня 1941 г. или какой-либо информации по 8-му сбап? Вечная память погибшим бойцам.
    Спасибо за статью.
    С уважением,Руслан.

    Д.Годун.:
    Здравствуйте, Руслан!
    Мне очень приятно, что Вы занимаетесь этим вопросом. Огромное спасибо Вам за это.
    По существу вопроса могу сообщить, что у меня есть материал (к сожалению очень скудный) только о лейтенанте А.Д.Левченко, о других военнослужащих ничего нет.
    Вообще информация о погибшем лейтенанте Левченко появилась у нас от местных жителей, т.к. его самолет потерпел крушение у д.Цепра. Они изъяли у погибшего летчика документы и спустя много лет сообщили местным властям. Документы были только на командира самолета, на штурмана и стрелка-радиста их не оказалось. Спустя время на месте гибели был установлен памятник.
    Я сделал запрос в архив о боевом пути экипажа Левченко. Ответ пришел о том, что лейтенант А.Д.Левченко пропал без вести 25 июня 1941 года в Западной Белоруссии, и если бы местные жители не нашли документы, или самолет сгорел, то установить то, что это был экипаж Левченко не было бы возможности.
    Единственным в этой ситуации модно поискать материалы в архиве ОБД «Мемориал» и сделать запрос в архив МО РФ.
    Если нужна помощь в поиске, обращайтесь.
    С уважением, Дмитрий.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 04.07.2014 в 12:23 дп
    Permalink

    Спасибо, Дмитрий. Если прочитать, а потом закрыть глаза, то можно почувствовать запах земли, увидеть чернику в пролеске, кусок неба между кронами берез, кусок поля в июньских травах. Можно почувствовать как пот щиплет глаза и как сохнет в рту, когда первый раз поднимаешь винтовку на уровень глаз. Все, что помнил и знал — все уместилось в кусок поля между тобой и первым танком и цепью пехоты в серой форме. Все уместилось в последних тридцати секундах, зажатых во вспотевших ладонях, в последнее лето после последнего дня рождения, в последний июнь, в последний июньский день, в последнее мгновение до первого взрыва и до твоего первого выстрела.
    Они и не знали, что этот страх перед боем, этот оглушительный звон в ушах — это невероятное мужество, которое мы пытаемся почувствовать, о котором читаем. Они и не знали, что добежать до пушки, от которой только что взрывом отбросило тела бойцов, и зарядить ее — это значит совершить подвиг. Они ничего не знают обо мне — о человеке, который прожил в два раза дольше, чем любой из них. Не знают, что читаю о них, об их последнем дне их мальчишеской жизни и пытаюсь понять. Понять, смог бы и я также прожить тот день, если бы он выпал в моей жизни…
    Земной поклон всем, защитившим Родину 22 Июня.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *