«Это было «вау». Как строилась Ледовая арена в Орше, ставшая площадкой для II Игр стран СНГ

 

Городской пейзаж в Орше в конце 2013 года украсило огромное здание эллипсовидной формы, подобных которому нет в Витебской области. Возводили его в течение четырех лет. В итоге районный центр получил самый большой в регионе пятиярусный спортивный, культурно-развлекательный и деловой объект больше чем на 23 тыс. кв.м - Ледовую арену. Позже здесь стали растить будущих звезд белорусского хоккея с шайбой и шорт-трека, проводить соревнования, форумы, бизнес-встречи и ярмарки международного уровня. Очередной масштабный проект дворец примет в августе 2023 года - это будут соревнования боксеров на II Играх стран СНГ.

А пока здесь готовятся к большим стартам, вместе с первым заместителем генерального директора - главным инженером ОАО "Строительный трест №9, г. Витебск" Юрием Балашковым вспоминаем, как создавалось спортивное сердце Орши, какие строительные загадки пришлось решить специалистам и зачем в свое время здесь понадобилась целая группа альпинистов.

Многое приходилось делать вручную. О нюансах строительства

Работа на площадке на ул.Ленина, 79, в Орше закипела в октябре 2009 года. Тогда мастера строительного дела и начали писать первые страницы истории Ледовой арены. На разных этапах здесь одновременно трудились сотни человек, в пиковые периоды их число превышало 600. Тогда Юрий Балашков курировал процессы в качестве главного инженера Строительного управления №39 Витебска (это подразделение Стройтреста №9, который выступил генподрядчиком).

По задумке на выходе должно было получиться огромных размеров здание, напоминающее цилиндр. Очертания имели плавное закругление, саму арену нужно было выполнить в виде радиусов, эллипсов. Точно так же выдержать все элементы в отделке: остекление, витражи, сборные сэндвич-панели и обрамляющие компоненты. Пазл нужно было собрать так, чтобы через панели во внутренние помещения не поступали холод и влага. В этом, по словам специалистов, и заключалась основная сложность. А еще в том, что в здании с металлическим каркасом должна была появиться система саун с комнатами отдыха.

"Здесь мы столкнулись с тем, что сэндвич не предназначен для мокрых помещений. Дополнительно было принято решение: в тех местах, где были сауны и бассейны, устраивать так называемое двойное утепление, чтобы исключить промерзание металлических стен. За счет того, что конфигурация не позволяла подобраться к тем частям конструкции (после того как был смонтирован каркас), очень много работ приходилось делать вручную", - вспоминает строитель.

Подавали материалы при помощи ручных талей, а перемещали их по кровле к местам установки на рохлях. "Большого веса были витражи, сами сэндвичи шестиметровые тоже нужно было перемещать, - говорит собеседник. - В некоторые места невозможно было попасть без использования альпинистов".

Мало кто наносил такие тягучие составы при помощи аппаратуры. Какой пласт работ доверили альпинистам

Трест включил в свой штат группу промышленных альпинистов. Сначала они обрабатывали металлические конструкции огнезащитным составом. Позже подключились к монтажу сэндвич-панелей, остеклению, выполняли обрамление, помогали устанавливать элементы подсветки. В общей сложности альпинисты проработали на площадке больше года.

"На тот момент сэндвич мы делали впервые, ранее у нас не было конструкций, то есть сборного сэндвича. Он был обычно цельным и приходил сразу металл, утеплитель металла. А здесь было сэндвич-"корыто", которое заполнялось, ставились направляющие, делалась ветрозащитная минплита и облицовывалось все металлическими кассетами. Эти кассеты, за счет того что подразумевалась форма радиуса, тоже были определенной длины, чтобы получался четкий сегмент при устройстве фасада. При перемещении по кровле нужно было учитывать, что она была мембранного типа, то есть нельзя было ее повредить. Соответственно делались специальные деревянные настилы, чтобы перемещать тяжелые грузы к месту установки, в том числе витражи", - поясняет Юрий Балашков.

К процессу подключились самые сильные строительные бригады, имеющие 20-летний опыт в сфере. Они занимались устройством вентилируемых фасадов, монтировали витражи.

"Очень большой объем витражей был по этому объекту, как наружных, так и внутренних. Некоторые бригады занимались работой, к которой все боялись подойти. Огромное здание смонтировано из металлоконструкций, то есть это колонны, ригеля, прогоны, балки. Их необходимо было обработать огнезащитным составом. Скажем, на земле это было сделать практически невозможно, потому что монтаж шел с колес, - продолжает строитель. - И необходимо было применять механизированные способы. Поэтому мы закупили сначала один окрасочный аппарат, через два месяца - второй. И с помощью двух аппаратов и шести человек на весь металлический каркас здания было нанесено более 110 т огнезащитного состава. Достаточно трудоемкая работа. На тот момент это было "вау", потому что мало кто наносил такие тягучие составы при помощи аппаратов".

В Витебской области такие были только у треста. Через четыре - пять лет, увидев возможности аппаратов, инновационную для региона технологию стали перенимать частные фирмы. Сегодня такие используются повсеместно, делится собеседник, при помощи них работают и специалисты по отделке фасадов. "Они не знают, что такое красить без этих аппаратов, потому как ускоряется процесс, - добавляет он. - И шпаклевать уже научились, мастер-классы проводили неоднократно по нанесению шпаклевочных составов".

Тогда, по словам строителя, они перешли на довольно новый вид штукатурки. "Это было интересно - с помощью агрегатов машинного нанесения и гипсовой штукатурки мы уменьшали трудозатраты, связанные со шпаклеванием в дальнейшем по штукатурке. И людям было хорошо - у них выработка возрастала, - отмечает Юрий Балашков. - Сегодня уже смеси дороже, чем растворы. Соответственно на каждом объекте рассчитываешь каждую копейку, чтобы немножко заработать и модернизировать свою организацию".

Пришлось строителям решать и профессиональные головоломки. Дело в том, что в вырастающем на глазах здании было много труднодоступных мест. Например, чтобы покрасить участок или обработать его огнезащитой, в ход шли специальные удочки, длинномерные изделия. Все решения продумывали досконально.

Само строительство из-за вопросов финансирования не раз продлевали. Когда дело шло к завершению, на объект направили все силы, включая дополнительно нанятых субподрядчиков для выполнения кровельных работ. "Кровля делалась мембранного типа, потому что снизу - металлопрофиль, соответственно только она могла на тот момент выполнять функции отвода воды, которые предусмотрены", - уточняет главный инженер.

Команде профессионалов предстояло выполнить и внушительный план по благоустройству. Работники треста - и каменщики, и бригады, которые занимаются плиткой, - укладывали все тротуары, пешеходные дорожки. Плитку выкладывали по эскизу в специально разработанный рисунок, который сегодня можно оценить с высоты птичьего полета.

Что впечатляет в Ледовой арене даже ее создателей

Двери для первых посетителей спортивное сердце Орши открыло в конце 2013-го. Строители же завершили работы в ноябре. Арена гармонично вместила ледовую площадку и трибуны, способные принять 3,5 тыс. зрителей, спортивные и тренировочные залы, развлекательный центр с отдельным входом. Под одной крышей - сауна, боулинг, бильярд, тренажерный, залы хореографии, заседаний, пресс-центр и ресторан. Временами для проведения больших проектов вместо льда появляется сцена. В ход идет мобильный комплекс, закупленный специально для этих целей.

Юрий Балашков зачисляет Ледовую арену в топ-3 самых сложных объектов, которые ему довелось возводить. По объему работ ее превзошла только улица Гагарина в Витебске за счет большого количества коммуникаций. А замыкает тройку Успенский собор. Хотя последний для строителя оказался наиболее занимательным. "Фрески, каннелюры, высота купола... Забирался туда и смотрел вниз, не понимая, как там можно работать: как штукатурили, купол монтировали, отливы ставили, - улыбается он. - Медь мы освоили - устройство медных кровель - технология достаточно старая, но зато эти кровли стоят больше 100 лет".

Как отмечает главный инженер, любой объект интересен трудностями, и чем больше загадок, тем увлекательнее работа и приятнее затем видеть результат.

"Очень достойно и хорошо получилось. Особенно когда там уже все функционировало, - вспоминает Юрий Балашков свой визит на товарищеский матч в Ледовой арене в 2014 году. - Когда ты заходишь на этажи, смотришь: здесь - кафе, дети бегут попить сок, чай после тренировки. Здесь - поставили тренажеры и предусмотрели развлечения, малыши бегают и просят родителей, чтобы разрешили поиграть. Идешь по этим широким коридорам - впечатляет сам объем, само наполнение дворца. И душа радуется, что мы такое смогли построить, соответственно подтвердили: у нас нет нерешаемых задач".

БЕЛТА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *