«Таня, я напишу тебе, как здесь страшно. Только маме не рассказывай»: Матери погибших воинов-интернационалистов — о сыновьях

 

Домой в Клецкий район из Афганистана не вернулись живыми семь наших земляков. Семь матерей остались без сыновей. Им выпал жребий долгие годы оплакивать своих детей. Троих из этих женщин уже нет с нами, на их щеках уже высохли слезы. 

В 2021 году список адресов, куда каждый год приезжают представители военкомата и районных властей, стал меньше. В начале февраля, накануне Дня воинов-интернационалистов, умерла Надежда Трофимовна Саплицкая. Своего сына Геннадия она пережила на четыре десятилетия.

Оставшиеся клетчанки встречают гостей словами, от которых щемит сердце: "Ничего больше не хочу - пусть бы вернули моего Валеру", "Жду, когда уже Бог заберет меня, чтобы быть со своим Володей", "Был бы жив Сергей, всё было бы иначе", "Не забывается такое. Когда Лёню привезли в родительский дом в гробу, это словно бы не 40 лет назад случилось, а сегодня".

Первым в Афганистане мы потеряли Владимира Белаша из Заостровечья. Последним Клетчина оплакивала Сергея Кирика из агрогородка Туча. В начале 80-х район скорбел о гибели на не нашей войне еще пятерых молодых ребят - Валерия Василевского, Леонида Самохвала, Геннадия Саплицкого, Владимира Шимко, Александра Смолича.

Анна Николаевна Василевская 

Сейчас Анна Николаевна живет у своей дочери в агрогородке Щепичи. Время не стерло из памяти женщины ничего из того страшного апреля 1982 года, когда в 19 лет погиб ее сын Валерий. Не выходит из головы маршрут Гардез-Кабул, по которому следовала колонна подразделения с ее мальчиком.

БТР, в котором находился Валерий, был подбит прямым попаданием гранаты и загорелся. С серьезным ранением наш земляк оказывал помощь в эвакуации из бронетранспортера других пострадавших и огнем из автомата прикрывал отход товарищей.

Анна Николаевна сейчас хорошо себя чувствует, увлекается вязанием, летом сама вызывается помочь дочери на грядках, любит прогулки. Женщина по традиции попросила передать привет матерям других клецких ребят, погубленных "афганом", и очень расстроилась от печального известия о Надежде Трофимовне Саплицкой.

Нина Владимировна Кирик

В родительский дом Сергея Кирика в Туче весть о его гибели пришла в июле 1987 года. Это была последняя невосполнимая потеря Клецкого района в военном конфликте на территории Демократической Республики Афганистан.

Матери и отцу Сергей Павлович в одном из писем сообщил:

"... Вы, наверное, удивитесь, почему у меня другой адрес. Не удивляйтесь ничему, лежу я в госпитале в нескольких десятках километров от Кабула.
С совсем детской болезнью "желтухой". Мне ещё повезло, лёгкая степень..."

В Афганистане наш земляк служил с февраля 1986 года. Был артиллеристом и неоднократно участвовал в боевых операциях. Во время одной из них в провинции Нангархар он уничтожил пулеметную точку противника. Был ранен и продолжал бой. 8 июля 1987 года умер от малярии.

Когда на этой неделе военный комиссар Клецкого района Владимир Ермашевич и Алла Мелюк, начальник Управления по труду, занятости и социальной защите Клецкого РИК, побывали у Нины Владимировны, она тепло встретила гостей. Женщина благодарила за помощь соцслужбы.

Данута Ивановна Белаш

Этой хрупкой женщине первой из клецких матерей пришлось хоронить своего сына, погибшего в Афганистане. До армии Владимир Белаш жил в городе Набережные Челны, работал на местном автозаводе.

Заостровечанин служил в десантных войсках и геройски погиб в первый год афганской кампании - 29 декабря 1979 -го.

Ирина Андреевна Самохвал

- Боль временами начинает притупляться, но потом наступает февральский День воинов-интернационалистов, приходит март, когда Леонида призвали в армию, а затем на календаре оказывается "черный" сентябрь, и я начинаю не спать ночами, поднимается давление, все воспоминания рвут душу с новой силой, - делится Ирина Андреевна.

- Мне подарили две книги об Афганистане, где напечатана информация о моем ребенке и о многих других мальчиках, погибших в той стране. Не могу спокойно их читать, - едва сдерживает слезы женщина. - Лёне было всего 18. После школы закончил водительские курсы в несвижском ДОСААФ, начал работать слесарем на автобазе в Клецке. Он хорошо играл на баяне.

Инструмент мы ему купили, когда он начал заниматься в музыкальной школе в Клецке. После уроков Лёня брал свою папочку и бежал скорее на автобус, чтобы ехать в райцентр. Тот баян у меня хранился долгое время, но потом я его отдала, чтобы не плакать, глядя на вещь, которую так любил сын.       

Письма Леонида Ирина Андреевна отдала в школьный музей агрогородка Зубки, но помнит каждую строчку, написанную рукой своего ребенка:

- Мы не знали, где он будет служить. С тяжелым сердцем он уходил. Я его успокаивала, как мать, хотя у самой душа была не на месте, говорила, что многие ребята надевают форму, а потом возвращаются возмужавшими домой. По дороге в Афганистан он успел прислать семь писем, рассказывал "Нас куда-то везут и везут, неизвестно, какой будет конечная остановка". Уже потом, на месте, Лёня сообщал, что ему в учебке в Термезе дали машину, что возит воду и продукты. Позже оказался в больнице на две недели, делился, что познакомился с девочками-медиками. 

Дочь мне потом призналась, что он ей прислал однажды: "Таня, я напишу тебе, как здесь страшно. Только маме не рассказывай", - вспоминает Ирина Андреевна. - А мне доставались письма, где у Лёни было все хорошо. Меня берег, а сам не уберегся. 

Юрий Мыслицкий.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *