Клетчанин работает в бельгийской компании, которая создает вакцину против COVID-19

 

Пандемия за считанные месяцы изменила мир. "Да новых перамог" заново знакомится с жизнью в странах, которые борются с COVID-19. Сегодня мы в провинции Антверпен - в бельгийском городке Тюрнхаут, где живет уроженец Клецка Александр Жданко. Там наш земляк без малого пять лет работает научным сотрудником в компании "Янссен Фармацевтика". Александр рассказал, как Бельгия справляется с распространением коронавируса и как сам в легкой форме переболел чем-то, что по ряду симптомов похоже на COVID-19.     


                 

 

 

Александр Жданко,

научный сотрудник бельгийской фармацевтической компании "Янссен Фармацевтика".

 

 

 


- Первый случай заражения коронавирусом в Бельгии был зафиксирован в феврале этого года. В начале марта появилась первая жертва пандемии. На данный момент в стране заражено 60 тысяч 155 человек, вылечено - 16 625,  погибло - 9 663. Это государство - в числе европейских лидеров по количеству умерших от COVID-19 на миллион населения.

С чем это связано? У каждой страны своя методика учета смертности. Бельгия в этом плане "перестаралась". Здесь учитываются не только смерти пациентов больниц с подтвержденным диагнозом, но и заносят в статистику пожилых людей, которые умерли в домах престарелых, необязательно даже протестированных.

Но в целом на то, чтобы улучшить ситуацию, бельгийским властям потребовалось всего два месяца. На пике заражений у нас регистрировалось порядка 2 тысяч случаев в день, а теперь - 50-100 случаев.

Компания "Янссен Фармацевтика", где я работаю, функционировала в обычном режиме до середины марта. Все было спокойно. Но с введением правительством ограничительных мер в связи с коронавирусом, все в один момент изменилось.

Сотрудников, обязанности которых позволяли трудиться дистанционно, отправили на удаленку. Остались только те, кто не может участвовать в производственном процессе на расстоянии. Они остались на местах. Я попал в число последних, так как работаю в лаборатории.

Так же поступили и в коллективах из других отраслей. Нужно было сохранить нормальное функционирование бизнеса и бельгийское правительство составило список компаний, которые являются жизненно важными для экономики страны. Что касается ресторанов, концертных залов, маленьких магазинчиков - они временно закрылись.

Услуги населению продолжали оказывать только супермаркеты и аптеки. Массовые мероприятия отменили. Вся активная общественная жизнь была выключена.

Тюрнхаут.

В свободе передвижения никого не ограничивали. Разрешалось ходить за покупками и гулять по улицам. Нельзя было только покидать пределы населенного пункта и закрыли границы.

Маски были необязательны, но бельгийские медики рекомендовали их носить. Железное правило по ношению масок установили только в общественном транспорте. Оно до сих пор сохраняется. В марте-апреле, по моим наблюдениям, медицинскими индивидуальными средствами защиты пользовалось 80% населения.

Отмечу, что мэрия города Тюрнхаут выслала каждому жителю по одному экземпляру многоразовых масок. Еще одну мне выдали на работе.

Товарного дефицита на полках магазинов даже в самые пиковые периоды практически не ощущалось. Только в середине марта я заметил, что буквально на неделю исчезло то разнообразие продукции, что было раньше. Но все товарные позиции присутствовали. Такое ощущение, что просто дозировали товар. Но все быстро нормализовалось.

В магазины пускали только определенное количество покупателей. Каждый обязан был брать крупную тележку. Эта задумка администрации мне понравилась. С помощью крупногабаритной тележки искусственно создавалась социальная дистанция между посетителями. Дополнительно тележками удобно контролировать количество людей, находящихся в магазине. Если у тебя в супермаркете, скажем, 50 тележек, то если они разобраны, значит внутри 50 человек и надо просить остальных ожидать на улице.

После использования тележек магазинные служащие протирают их антибактериальными растворами. Везде в супемаркетах установили дозаторы с антисептиками.

Общественный транспорт ходил по не каникулярному расписанию. Автобусы весной были пустыми. Связано это с тем, что многие работали дома и тем, что практически у всех здесь есть автомобили. О пробках мы позабыли.

Когда ситуация стала ухудшаться, выделили дополнительные места в госпиталях. Сейчас пик заражений прошел. В больницах стало свободнее. За все эти месяцы до меня не доходило слухов, что у нас тут катастрофа. Область Бельгии, где я живу, сравнительно мало заражена.

По моему мнению, страна преодолела пандемию нормально. Зарплату всем платили, а те, кто не работал, уверен получили какую-то страховку.

Никакой паники в обществе не чувствовалось. Бельгийцы вообще народ очень спокойный. У нас в городе и до пандемии на улицах становилось безлюдно после шести вечера. К этому времени  уже все магазины были закрыты. Только супермаркеты работали до 20.00. На площади в ресторанчиках по вечерам сидели посетители, а на обычных рядовых улицах никто не гулял.

В Клецке в этом плане ситуация намного социально приятнее. Каждый раз как приезжаю в родной город, наслаждаюсь тем, что везде прогуливаются родители с колясками, молодые люди.

До пандемии любил поехать в Нидерланды на велосипеде. Там очень красиво и чувствуется кипение жизни. Благо, наш город находится в 15 километрах от границы.

После введения ограничительных мер в связи с COVID-19, домоседы-бельгийцы законопослушно исполняют рекомендацию находиться по возможности дома. Никто не возмущается.

В компании "Янссен Фармацевтика" весной постепенно вводили новые правила. Все планерки проводили онлайн. В рабочих кабинетах вывесили объявления, в которых указывалось, сколько сотрудников в конкретном помещении может находиться одновременно.

Наша фармацевтическая компания наравне с коллегами со всего мира включилась в разработку вакцины против COVID-19. Нам объявлялось, что процесс идет рекордными темпами. Обрисовали такие сроки, что осенью начнем проводить клинические испытания вакцины, а к марту 2021 года, если все пройдет хорошо, мы получим препарат.

Что касается лично меня, то в этот период я сам переболел. Не знаю точно - чем, но подозреваю, что это был COVID-19.

В середине марта съездил в Беларусь к родным. Это было самое начало эпидемии. Аэропорты, самолеты, общественный транспорт. Ровно через неделю у меня поднялась температура. Два дня она держалась на отметке 38,5. Потом начала спадать. Не было ни кашля, ни насморка, ни каких-то других симптомов. Как только почувствовал себя плохо, конечно же, связался с руководством компании, обрисовал ситуацию.

Затем позвонил своему терапевту. В телефонном разговоре он расспросил о моем состоянии. Поскольку не было серьезных симптомов, он сказал мне просто находиться дома и сообщать, если станет хуже. Тестов я не сдавал.

Добросовестно провел неделю на самоизоляции. На третий день одиночества - стало трудновато. Чем я мог заниматься в это время?! Слушал музыку, готовил, читал, ходил из угла в угол, чтобы хоть как-то двигаться. Также по мере своих сил продолжал трудиться над своими проектами.

Каждый день отчитывался своему менеджеру о самочувствии. Время, проведенное на самоизоляции, мне засчитали как работу на дому. Друг приносил продукты из супермаркета и оставлял у двери. Отсиделся дома и вернулся к работе, когда симптомы исчезли.

Не почувствовал со стороны коллег какого-то настороженного отношения к себе. Никто на меня не смотрел как на носителя вируса.

В "Янссен Фармацевтика" сейчас тружусь над разработкой препарата по предотвращению повторного инсульта. Никак не связан с инфекционными заболеваниями, поэтому не могу комментировать, откуда взялся COVID-19.

В мире много слухов. Сложно судить о правдоподобности той или иной из версий. В журнале "Nature" недавно вышла статья, в которой писали, что этот вирус неискусственного происхождения.

Допустим, он - натуральный, но все равно остается загадкой, попал он в организм человека из натурального источника или где-то хранился в лаборатории. Такое ведь тоже может быть. В таком случае, как ответ на вопрос - является COVID-19 рукотворным или нет, приближает нас к истине?

В Бельгии карантинные ограничения начинают постепенно снимать. Ситуация с пандемией утихает.  Открылись магазины, рестораны, но ни о каких массовых мероприятиях и речи не идет. Улицы пока все равно еще пустынны.

Недавно снова побывал в Нидерландах. С 1 июня там начал работать общепит. Только столики теперь расставили пошире, с учетом дистанции, и перед тем как присесть, просят обработать руки антисептиком и пройти записать имя и электронный адрес. Страна вернулась к нормальной жизни, с небольшими изменениями, конечно.

По моей семье по отцовской линии, которая живет в Эквадоре, коронавирус ударил серьезно. У меня там умер дядя, а отец с трудом справился с болезнью. При этом моя 88-летняя бабушка перенесла COVID-19 бессимптомно. Гостил у них в декабре прошлого года, до пандемии. Теперь непонятно, когда смогу слетать не то что в Эквадор, но даже в Беларусь. Очень скучаю по родным.

Хотел бы дать совет молодым не особо бояться этого вируса, надо лишь соблюдать элементарные меры предосторожности. Жизнь продолжается, просто перетерпим этот период.

Беседовал Юрий Мыслицкий. 

Фото из архива Александра Жданко. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *