Клетчанин Лев Карпов был награжден медалями за взятие Кенигсберга и Берлина

Лев Карпов видел войну по-особому — через объектив фотоаппарата. «Вооружившись» камерой, наш земляк добывал развединформацию с передней линии фронта. Каждый кадр мог стоить ему жизни. 9 мая 1945 года старший сержант 157-ой пушечной артиллерийской Барановичской бригады Л.Карпов встретил в Берлине. Тогда же он сделал снимки полуразрушенной немецкой столицы. Их  корреспонденту «Да новых перамог» недавно показала его дочь Светлана.

 

– Отец не любил говорить о том времени, – рассказывает женщина. – Всякий раз был недоволен, когда мы, дети, заводили разговор об этом. Наверное, оберегал нас от всех тех ужасов, что хранила его фотографическая память. Делился сокровенным только с мамой. От нее нам удалось узнать хоть что-то.

О подвигах Л.Карпова известно и из наградного листа к ордену «Красной Звезды», который бережно хранит Светлана Львовна.

По-военному строгие документальные свидетельства отваги нашего земляка оставил командир разведдивизиона Вальков:

«15 февраля 1945 года в районе поселка Хуссенен под сильным минометным огнем противника красноармеец Карпов пробрался к немецким позициям и с помощью фотоаппарата «ПДФ» обнаружил 2 дзота, 3 пулеметные точки и замаскированное самоходное орудие, обстреливающие нашу пехоту. Артиллерийским ударом враги были уничтожены, что позволило советским войскам овладеть населенным пунктом Хуссенен».

Тот же майор Вальков пишет:

«28 февраля 1945 года в районе поселка Ноненхаузен Лев Карпов, будучи телефонистом, под сильным минометным огнем по своей инициативе восстановил 3 порыва на линии связи и обеспечил подавление противника. В период подготовки к прорыву обороны немцев, а также во время наступления Карпов показал образец умения и смелости в изучении оборонительных рубежей и системы огня неприятеля. С риском для жизни он шесть раз производил панорамическую съемку переднего края противника».

В последний год войны клетчанин был награжден орденом «Красной Звезды» и медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина».

Начало Великой Отечественной Лев Георгиевич встретил в армии, в ряды которой его призвали 5 апреля 1940-го. Уроженец города Ковров Владимирской области служил в 193-ем артиллерийском полку. Два его брата – Александр и Виктор — трудились на ковровском военном заводе. На момент вторжения Германии на территорию СССР Л.Карпов являлся командиром фотовзвода. В самый тяжелый период Второй мировой он воевал в рядах 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, а затем командовал ротой в партизанской бригаде №8.

– Как отец оказался среди партизан, я не знаю, – задается вопросом и не находит ответа Светлана Львовна. – Сослуживцы называли его «Борис». Почему-то так к нему часто обращались и после войны. В 1944 году папа снова оказался в регулярной армии, начал командовать фотовзводом.

А затем была капитуляция Германии. Возникла необходимость заново привыкать к мирной жизни. Ее он начал строить вместе с молодой женой Татьяной, которую встретил в деревне Уречье Слуцкого района. Вскоре в семье появился первенец – дочь Светлана, а еще через три года – сын Виктор.

– Как отец и мама оказались в Клецке? – переспрашивает собеседница. – Отец хотел трудиться по гражданской специальности и поэтому откликнулся на предложение работать фотографом в нашем городе. Свой художественный талант он применял долгих три десятилетия в Клецком КБО.

Светлана Львовна помнит своего родителя как человека справедливого, с хорошим чувством юмора и отзывчивой душой.

– Слышала от мамы историю, что благодаря отцу одному крестьянину вернули корову, которая «кормила» его большую семью в то непростое время. После войны дети того мужчины написали папе письмо с благодарностью за человечный поступок. Ему оно было дороже всех медалей.

Снимок урочища Старина, сделанный Львом Карповым.

Женщина на всю жизнь запомнила, как в их дом приходили фотографироваться молодожены, но не у всех была подходящая случаю одежда:

– Чтобы сделать для новобрачных красивую и памятную фотографию, отец давал женихам свой костюм, – улыбается собеседница. – Еще врезалось в память, что когда мы делали совместные семейные снимки, папа всех рассаживал, заводил таймер на камере и быстро бежал к нам, на то место, которое отвел себе.

Льва Георгиевича не стало в 1977 году.

– У него случился инфаркт, – сообщила Светлана Львовна. – До этого он часто жаловался на боли в груди, но никогда не обращался к врачам. До самой своей смерти каждое 9 мая папа в числе других ветеранов Великой Отечественной войны участвовал в праздновании Дня Победы. Для него это было очень важно.

Юрий Мыслицкий.

Фото из архива Светланы Седлецкой.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *