Глазами очевидца: город освобожден!

Три долгих мучительных года Клецк находился под оккупацией фашистов. Долгожданное освобождение пришло 4 июля 1944-го. Из довоенных восьми тысяч жителей в израненном, сожженном, разграбленном, настрадавшемся городе осталось чуть более 3000 человек. Они – уставшие, изможденные, но сильные духом и стремившиеся как можно быстрее восстановить нормальную жизнь, засучив рукава, принялись за созидательный труд. Было тяжело. Вот что рассказывает о первых мирных днях Клетчины очевидец тех событий, ветеран Великой Отечественной войны Зоя Иосифовна Быковская, наборщица подпольной Клецкой районной газеты «За Савецкую Беларусь», которая сейчас живет в Минске:
– Сразу, как только отгремели бои за столицу, на базу нашей партизанской бригады с радостной вестью прибыли на танкетке офицер и два солдата. Мы тесным кольцом окружили дорогих гостей и с интересом слушали рассказы об успешно проведенной боевой операции. 4 июля был освобожден и Клецк, куда, не откладывая, передислоцировали из леса весь отряд. Покинула землянку на хуторе Зеновича и подпольная редакция районки. Всех работников, имевшееся у нас печатное оборудование на первое время разместили в каком-то большом еврейском доме. Чуть позже перевели в одноэтажное здание, что стояло во дворе райкома партии (авт.: нынешняя детская школа искусств). 5 июля состоялся первый митинг, в котором участвовало и население, и партизаны, все, кто не ушел с действующей армией. Руководство призывало все силы отдать на оказание помощи фронту, и, конечно же, на восстановление города. С первого дня стал действовать райком партии, его возглавил бывший секретарь подпольного, комиссар нашей бригады П.А.Бегун, во главе районного исполнительного комитета был поставлен М.Г.Бураковский. Воевавшие с нами партизаны оказались на многих руководящих, уже мирных должностях – в милиции, военкомате, ЗАГСе и т.д. Это В.Ф.Романовский, не знаю конкретной должности, но он был помощником у Петра Андреевича, П.А.Поликарпов, Миша Шамаев – наш командир роты, руководил делами в Бабаевичах, Стася Бадака направили в милицию, а на Колю Донцова возложили обязанности наладить торговлю. В памяти остались фамилии Хадаровича, Ситкина, Зязюли, Рыжницина (авт.: Борис Захарович), по-прежнему районной газетой руководил Липа Давыдович Вайнер. Хорошо помню работницу статистического управления Веру Васильевну Коховскую, она позже стала кандидатом химических наук.
В городе не было еды, у нас, партизан, конечно же, не было и денег. Поэтому за несколько дней организовали хлебопекарню, открыли общественную столовую, баню. Чуть позже наша семья, мой муж Иван Охотин был радистом отряда, получила отдельную комнатушку на почте. Прямо за ее стеной как раз и размещалась пекарня. До сих пор помню тот несравненный аппетитный аромат свежеиспеченного хлеба. Признаться, нас немножко подкармливали ее работники. Дело в том, что 17 июня (авт.: 1944 года) я родила своего первенца – дочку Ирину. Товарищи из отряда, которых отправили в Бабаевичи, сняли из крыши полуразрушенного здания лист жести и сделали ванночку, чтобы можно было купать ребенка. Вы не представляете, как я рада была такому неожиданному подарку. Совсем рядом, прямо на площади перед почтой, был рынок и чуть дальше по ул.17 Сентября – тоже, но гораздо больший, однако денег нам не выдавали совсем, карточек также, и что-то купить возможности не было, хотя крестьяне привозили на продажу и картошку, и овощи, и муку. Все питались в столовой, куда партизан поставили на довольствие. Только к концу года стали выплачивать какие-то деньги. Суммы небольшие, но мы уже могли приобрести самое необходимое, в том числе и продукты. Весной 45-го что-то смогли посеять на расположенном недалеко от почты огороде, дом и постройки на том участке были сожжены. Так что к зиме имели свой лук, чеснок, немножко картошки. Помогали яблоками лесные братья, так мы называли друг друга, которые попали на восстановление хозяйства в Зубки, там уже тогда были хорошие сады.
Как уже говорила, за одной стенкой нашей комнаты располагалась пекарня, а за другой – радиоузел. Бригаде моего супруга было поручено оперативно восстановить сеть и обеспечить вещание по всему району. А я выходила в прямой эфир. Как только дочурка уснет, бегу в «рубку». Коля Яроцкий писал текст передачи, я читала – минут пятнадцать-двадцать. В определенное время врезались в какую-то республиканскую передачу. Как сейчас помню, Николай непременно напутствовал: «Зоечка, толькі хорашанька-хорашанька чытай», и я начинала: «Увага! Увага! Гаворыць Клецк!». А когда выпадала свободная минутка, брала на почте у Тамары, фамилия не запомнилась, знаю, что родом она из Домоткановичей, позже они с Колей Яроцким поженились, газету «Комсомольская правда», на страницах которой уже в то время частями печаталась «Молодая гвардия». Сколько эмоций вызывал этот роман! «Комсомолка» передавалась из рук в руки, новостей ждали и с фронта.
В первые месяц-два буквально все участвовали в расчистке завалов на улицах, территориях предприятий. Отремонтировали клуб, школу, больницу, родильный дом. Какими внимательными там были акушерки и медсестры! А в первую очередь взялись за возобновление работы кирпичного завода, ведь стройматериал был просто необходим. Помнится, тогда каждого горожанина обязали по несколько дней отработать бесплатно на его восстановлении. И воспринималось это с абсолютным пониманием.
Потихоньку жизнь налаживалась. Наша семья в 1946 году уехала на родину мужа – в Ульяновск. Позже я еще несколько раз была в Клецке – на встречах с боевыми товарищами. И с каждым годом город все хорошел. Внучка и сейчас мне показывает размещенные в интернете фотографии знакомых мест, читает новости, связанные с районом. Искренне рада за ваши успехи. Поздравляю клетчан с юбилеем города, желаю всяческих благ и мирных, спокойных, созидательных дней.

Подготовила Ольга Русинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *