Сергей Бобкович: «Любой пациент индивидуальность»

IMG_4903Хирургия – занятие, в котором нельзя представить человека не то что бездарного, но даже и средних способностей. Нет, в этом деле нужно быть настоящим асом. На операционном столе едва ли не ежедневно ведется борьба между жизнью и смертью пациента. Полупрофессионалу ни за что не одержать победу над небытием.
Наверняка, хирурги и сами сознают свою избранность, но в силу скромности (среди них исключительно образованные люди), или, боясь прогневать медицинских богов, предпочитают не говорить об этом вслух.
Вот и Сергей Михайлович Бобкович, заведующий хирургическим отделением УЗ «Клецкая ЦРБ», признался, что не любит публичности. Свою состоятельность ему привычнее доказывать в операционной, а не на словах. Но в честь профессионального праздника открыто пообщался с корреспондентом «ДНП».

– Думаю, не мне одному, а и всем нашим читателям интересно узнать, как приходят в Вашу профессию?
– В том, что я решил стать медиком и в итоге добился этого, велика заслуга моих родителей. Сам же со школьной скамьи мечтал об учебе в техническом вузе. Мне нравились геометрия, физика, не без успеха участвовал в олимпиадах по этим предметам. Был круглым отличником. Когда пришла пора выбирать профессию, отец и мать подступились с предложением: а не стать ли тебе, Сережа, врачом? Согласился.
В годы занятий в Гродненском государственном медицинском институте примерно на экваторе обучения решил, хирургия – это мое. В ней практически сразу виден результат работы. Хотя, во времена студенчества добросовестно попробовал силы и в других врачебных специальностях.
– Став медиком, Вы окончательно простились с юношескими мечтами?
– Я продолжаю оставаться человеком технического склада ума. Достаточно уверенно чувствую себя за компьютером. Дома с удовольствием занимаюсь строительными и сельскохозяйственными работами. В этих делах беру своеобразный реванш у прошлого.
– Как складывается Ваша карьера?
– Третий год являюсь заведующим хирургическим отделением УЗ «Клецкая ЦРБ». После окончания вуза – с 85-го по 88-ой – по распределению попал в Могилевскую область. Затем до 2012-го применял свои способности на малой родине – в Ганцевичском районе.
На переезде в Клецк в большей мере настояла жена. Да я и сам был не против поменять что-то во вторые 50 лет своей жизни (улыбается).
Нам предложили хорошие условия работы. Обеспечили жильем. Не жалею, что согласились.
– Хирурги – «штучные» специалисты, не считаете себя незаменимым человеком в больнице?
– Я человек скромный, обычный даже. Никогда не допускал мысли, что являюсь каким-то единичным, «штучным». Если взглянуть на меня в быту, вряд ли догадаешься о моей профессии, выполняю самую разную работу.
– Но в операционной не до скромности, нужно быть хозяином положения, ведь так?
– Уверенность в своих силах точно не будет лишней. Нельзя забывать при этом, что любой пациент – индивидуальность. Двух абсолютно одинаковых недугов не бывает. Готовлюсь, внимательно изучаю историю болезни. В хирургии бывают всякие неожиданности, необходимо быть к ним готовым, как в шахматах уметь просчитывать наперед несколько разных ходов. Главное, выйти из положения достойно, ведь на кону человеческая жизнь. Порой пересмотреть другие варианты уже бывает невозможно. Богатый стаж, набор схожих ситуаций, с которыми сталкивался, подпитывают уверенность в успехе операции.
– И все равно, к сожалению, случается непоправимое…
– Смерть человека – трагедия для всех: для его близких, для нас, медиков. Даже если была безнадежная ситуация, любая утрата накладывает свой психологический отпечаток. Пациенты в больницу поступают, чтобы им помогли, чтобы они смогли продолжать жить.
– А что Вы чувствуете в полярной ситуации, когда вытаскиваете людей буквально с того света?
– Это ощущение сравнимо с абсолютным счастьем. Вкус победы. Испытываешь гордость за себя, за больницу, где работаешь, за медицину.

Юрий Мыслицкий. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *