Милицейская династия Горбачей

IMG_0832Тема отцов и детей – извечная для каждого поколения. Мы – журналисты – сотни тысяч раз возвращаемся к ней в своих материалах, теле- и радиосюжетах. И сколько бы о ней ни говорилось, свою актуальность она не потеряет никогда. По крайней мере, пока будет жив человек… Вот и в случае с Иваном Андреевичем и его сыном Сергеем Горбачами отцовский пример был самым мощным определяющим фактором дальнейшей судьбы парня. Хотя и сам Иван Андреевич в юношестве сделал свой выбор тоже благодаря своему отцу…

– Еще в детстве я мечтал быть или милиционером, или машинистом поезда, – вспоминает И.А.Горбач, бывший участковый Клецкого РОВД, имеющий около 20 лет выслуги, – мой отец всю жизнь проработал на железной дороге, я часто бывал рядом с ним, и именно эти две профессии меня манили больше всего.
Но родители были против. Мама своим настоянием добилась поступления сына в Ляховичский аграрный колледж, мол, только из агрономов выходят председатели колхозов, люди уважаемые и грамотные, и никем другим своего Ивана не представляла. Ослушаться родителей было не в правилах сына, и он закончил это среднее специальное учебное заведение. Как и полагает настоящему мужчине, пошел служить в армию – в Московскую госбезопасность. Когда до демобилизации оставалась полгода, солдат получил предложение продолжить и дальше службу командиром взвода. Стал оформлять документы, прошел медкомиссии, оставалось дождаться судьбоносного дня. Но… отпуск накануне изменил все планы. Побыв несколько недель дома, понял, что без своей малой родины не будет ему по душе его дело. И ностальгия по дорогим сердцу местам взяла верх над парнем. Он вернулся в Клецкий район. Понимая, что и сельское хозяйство с агрономией не для него, выбирает для себя путь, о котором мечтал с детства – идет на службу в милицию. Уже в июле 1981 года дежурная часть клецкой милиции пополнилась новым молодым сотрудником. Но чего-то все-таки не хватало здесь Ивану Горбачу. Позже он понял наверняка – людей и общения. Именно благодаря его безграничной общительности, любви к человеку, внутренней необходимости быть полезным обществу, он прослужил участковым инспектором два десятилетия на одном участке. Его административная единица насчитывала почти 4000 жителей – Щепичского, Домоткановичского сельских Советов и поселка Рассвет. Иван Андреевич – свой участковый. Он – местный парень, знал каждого жителя, побывал в каждом доме, его уважали и побаивались, своим авторитетом и профессионализмом он предотвратил не одно преступление, не дал пойти по наклонной не одному человеку. Именно поэтому, когда пришло время уходить на заслуженный отдых, даже самые отпетые дебоширы с сожалением говорили: "Где наш Горбач? Верните нам его обратно".
Чем же было заслужено это уважение? Каждый, кто когда-либо пересекался по делу с Иваном Андреевичем, с полной ответственностью за свои слова может заявить: справедливостью, добросовестным отношением к своей службе и к людям. А они все разные, к каждому необходимо найти подход. И он находил. Находил общий язык с правонарушителями, и со скандалистами, и с судимыми. Но в рамках закона. Самым мощным своим оружием считает профилактику.
– Был такой случай у меня в практике. У одного из сельчан Яжевичей украли кормозапарник, обратился он ко мне за помощью, – рассказывает И.А.Горбач, – я нашел пропажу. Говорю этим ребятам, чтобы в такой-то день, в такое-то время, через всю деревню отнесли вещь хозяину, а сам предупредил местных жителей, что воры будут возвращать кормозапарник владельцу. Виновники долго просились нести "трофей" полем, но я категорично им отказал. И вот идут они по улице, несут этот кормозапарник, а сельчане из каждого двора на них: "Злодюги вы, нелюди…". После этого у нас с ними не было подобных встреч.
Думаю, вряд ли после подобного захотелось воришкам-односельчанам повторить свой поступок. Хорошо зная людей на своем участке, Иван Андреевич мог лавировать методами профилактики. Ведь порой для некоторых, разово оступившихся, погнавшихся за чужим, было достаточно просто беседы. Устроят, бывало, выпивохи драку в клубе, а Горбач их – не в участок, а по домам развезет, родителям или семьям передаст. А утром – держитесь! Серьезного разговора не избежать: пригрозит, предупредит. А те и вину свою чувствуют, ведь знают, что могли бы и рублем, и "сутками" расплачиваться за свои проступки, и уважают своего участкового за благосклонность, проявленную к ним. Или еще:
– Приходит ко мне бабушка из Щепичей и плачет навзрыд. Только новый насос поставила в подвал воду откачивать, которой весенним паводком затопило весь подвал, а за ночь взяли и украли его. Беда – бедой! Поговорил я с местными ребятами, соотнес все факты и направился к одному выпивохе, а он в этот момент на насосе-то спиливает номера, чтобы "реализовать" уворованное за пару бутылок водки или самогона. Говорю ему, неси, давай, насос туда, где взял… Долго благодарила потом меня бабушка. Да и экс-вор оставался в долгу за свое поведение, что я его к ответственности не привлекал.
Подобных случаев без протокола в практике у участкового Горбача – множество. Наказание рублем было крайней мерой, ведь Иван Андреевич понимал, что за один необдуманный поступок человека могла пострадать вся его семья: и морально, и материально. Поэтому работал прежде всего на предотвращение, профилактику противоправного поведения своих "подопечных".
– Мой метод – это разговор и убеждение. А для этого – надо знать свой народ, чувствовать его психологию, уметь к каждому найти подход: где-то пошутить, где-то и прикрикнуть, может и пожурить, постыдить, – делится профессиональным секретом опытный участковый. – На участке были нормальные жители. Очень неравнодушные и готовые на помощь, без которой намного сложнее было бы работать.
В ведомстве у И.А.Горбача, как уже говорилось выше, была большая территория, много деревень, где в те годы – 80-90-е – в моде были и маевки, и гулянья народные, и свадьбы по три дня до 5 утра. Попасть всюду одновременно, как ни крути, не получиться, а если что и случалось где-то, то только оставалось дожидаться приезда участкового или наряд из города вызывать, это же не нынешний век мобильных телефонов, когда все в считанные минуты решается. Но на этот случай у предусмотрительного милиционера была выработана своя тактика:
– Даже самые драчливые парни, когда назревал серьезный конфликт с ребятами из соседних районов (в Щепичах – с ляховичскими, Домоткановичах – с несвижскими), возьмут да свяжут скандалистов, или в милицию сдадут, или меня дождутся, – говорит Иван Андреевич. – В каждой деревне были мои помощники, к которым обратиться можно было в любой момент, и я знал, что просьбу они выполнят, не подведут и не предадут.
Наряду со взаимопониманием с местным населением имел И.А.Горбач почет и среди коллег, руководства. Он часто признавался лучшим участковым, по сути, таким и был, как вспоминают колишние сотрудники милиции. На его участке всегда была высокая раскрываемость преступлений – под 100%. Единичные случаи могли остаться неведомыми, если они принадлежали делу рук заезжих граждан. Но со временем, когда подобные эпизоды повторялись в других районах, раскрывались и "висяки" Горбача.
– Высокая раскрываемость преступлений – это тоже результат работы с населением, – еще раз заостряет внимание Иван Андреевич. Ему доверяли люди, как себе. У него просили помощи отчаявшиеся. С ним делились личным и сокровенным.
– Андреевич, Андреевич, поздравьте меня! Я целый год отработал на пилораме! – во весь голос кричит, издалека приметив участкового, ранее судимый Сазон, всю свою сознательную жизнь отсидевший в тюрьме.
За двадцатилетнюю службу И.А.Горбач много насмотрелся, натерпелся. До сих пор помнит картину, которую довелось увидеть еще будучи помощником участкового в Синявке – вся в слезах прибегает женщина и просит помощи: ее племянник из Солигорска вымогал у бабушки и дедушки деньги, в ответ на отказ нанес им множество ножевых ударов.
– И правда, в доме разбросаны вещи, деньги, все залито кровью, на полу – изрезанные старики. Зрелище ужасающее… – неохотно вспоминает милиционер.
Здесь актуальным будет сказать, что и его жизнь не однажды подвергалась риску. Правда, об этом ветеран правоохранительных органов вспоминает неохотно. Но слов из песни не выкинешь.
– По вызову приехал в Жиличи на семейный скандал. Хилимон был постоянным дебоширом, я как участковый часто его приструнял, наказывал, но в итоге он все-таки позже вилами заколол свою жену, – говорит Иван Андреевич. – Вот захожу к ним в дом, спрашиваю, где воинственный хозяин. "Где-то во дворе…", а тут он на меня с вилами…
Вовремя удалось Горбачу увернуться и выбить инструмент из рук.
Безусловно, были и другие случаи, но Иван Андреевич в силу своей скромности перевел разговор на другую тему:
– Вот посмотрите, какой у меня водоем во дворе с красивенными лилиями… – и показывает фотографии, на которых запечатлен дизайнерский уголок сада Горбачей. Кстати, у них во дворе обитают необычные жители – 20 пчелосемей. Это отдушина хозяина, больше 30 лет он занимается ими на профессиональном уровне. Любит порыбачить. А когда милиционер пошел на заслуженный отдых, не сел, руки сложив, продолжает нести службу. Сейчас – в качестве охранника на свинокомплексе "Яжевичи" комбикормового завода. Здесь у него порядок в плане сохранности имущества не меньше, нежели был когда-то на участке. А вечерком в свободное время берется за… кисти и краски. Его художество маслом украшает стену главной комнаты квартиры, где за семейным столом собирается вся родня Горбачей по праздникам и на семейные советы. А потом Иван Андреевич радует гостей своим еще одним давним увлечением – игрой на гитаре. Теперь глава семейства все свое время и силы отдает семье. Ведь раньше, в молодости, и жена, и дети были часто лишены необходимого внимания мужа и отца. Но он при любых обстоятельствах и ситуациях оставался примером сыновьям. И сегодня Сергей повторяет, как под копирку, службу своего отца. Он еще в детстве говорил: "Вырасту, стану милиционером, вот вы еще тогда посмотрите у меня!". И вырос. И стал милиционером. Участковым. Настоящим. Как его отец.
Не было у парня и идеи другой, нежели как правоохранителем стать. Не оказывали сопротивления и не ставили преград ему в этом родители, осознавая, что благодаря отцовскому примеру, огромному личному желанию, из него на самом деле выйдет толк. Сегодня Сергей Иванович имеет уважение на своем участке – в Зубковском сельском Совете, хотя окончил Академию МВД со специализацией оперативно-розыскной деятельности. Но в уголовный розыск не стремится, ведь за шесть лет службы на участке настолько привык и к своим людям, и к обязанностям, ответственности "за свое", что при всем престиже угровского дела, свой участок не променяет. Пусть немного сентиментально, но, как говорится, душой прикипел.
– Добиться порядка на участке можно только благодаря открытой работе с людьми, – отмечает Сергей Горбач. – К сожалению, население со времен службы моего отца очень изменилось. Милиционера уважают и побаиваются больше пожилые граждане, а молодежь своими "правами" готова доказывать всему миру, что выпить алкоголя и идти дебоширить в дом культуры – это нормально. Есть, безусловно, и толковые парни и девушки, их большинство, но такие стремятся из деревень в город, к более цивилизованному уровню жизни. А остаются – пожилые и неблагополучные, это наиболее уязвимая категория граждан, требующая усиленного внимания и работы с ними.
Поначалу для Сергея подсказки отца были, как настольная книга, но со временем он научился расставлять приоритеты, выбирать тактику поведения со своими подопечными, выработал личные подходы в выполнении функциональных обязанностей, среди которых профилактику преступлений и правонарушений тоже ставит на первое место. Среди проблем на его участке – алкоголизация населения. Только за прошлый год он выявил 40 фактов самогоноварения, среди привлеченных к ответственности – в большинстве своем распивающие спиртные напитки или появляющиеся в нетрезвом виде в общественных местах. И 50% – молодые люди. Сергей Горбач, как уже достаточно опытный милиционер, считает необходимостью усилить ответственность в борьбе с алкоголизацией:
– Пьянство – проблема деревень, какое же поколение вырастет у неблагополучных родителей?!
Неравнодушие и сопереживание Сергею передались по наследству от отца. Где-то в глубине души и один, и второй мечтают о продолжении милиционерской династии. И это правильно. Ведь благодаря таким примерам, как Горбачи, сила и престиж службы в правоохранительных органах проявляются в высшей степени.

Ирина Шаг.

Фото Александра Абрагимовича.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *