Семь десятилетий назад: как это было

фото0054– Все, больше – ни лоскутка. Даже старые бухгалтерские бланки закончились, – вытирая ветошью измазанные типографской краской руки, устало произнес Илья Шкурко, только «оттиснувший» последний экземпляр подпольной газеты «За Совецкую Беларусь».
– Нужно что-то придумать. Обязательно. Следующий номер должен выйти, – размеренно вышагивая по убитому полу землянки, тихо повторял и повторял главный редактор.
– Знаете, Липа Давыдович, есть у меня одна идея, рисковая,
правда, – лукаво посматривая на Валентину и Зою, сказал комиссар бригады Петр Андреевич Бегун.
…С хутора Зеновича, который одиноко стоял неподалеку от деревни Колки, до Заостровечья путь был неблизким, а обернуться надо как можно быстрее, потому на встречу со связными отправили молоденьких наборщиц Валентину Кунда и Зою Кедо на повозке, лихо правил которой пятнадцатилетний партизан, присланный командованием отряда им.Фрунзе в распоряжение редакции. Правда, показаться в деревне на лошади не рискнули, Володя дожидался девчат на окраине леса. А Валя и Зоя пешком отправились в местечко, где располагалась полицейская комендатура. Но все прошло удачно. Только на обратном пути, уже таща связанный тюк пустых бумажных мешков с немецкой свастикой, их встретили полицаи, но останавливать почему-то не стали. А когда повозка загремела по лесной дороге, вдогонку полетели пули, одна из которых все же ранила Валентину в ногу.
Прибыв на место, наскоро обработав и перевязав рану, уставшие с дороги и от волнения девушки принялись за набор рукописного текста. Николай Яроцкий тогда писал: «Гэта было ў другой палове дня. Стаяла ціхае, добрае надвор’е. Па дарозе ехалі народныя мсціўцы. Пільна ўглядаліся разведчыкі. Яны правяраюць кожны кусцік, кожны ўзгорак, дзе могуць прытаіцца бандыты. Раптам пачуўся голас разведчыка: “Таварыш камандзір, на балоце паліцаі”.
Паліцаі з фашысцкага гнязда Заастравечча прыехалі браць сена. Не прайшло і хвіліны, як запрацавалі партызанскія аўтаматы. Паліцаі, кідаючы зброю, кінуліся ўцякаць. Але кулі, вылецеўшыя з партызанскай зброі, дасягалі фашысцкіх прыхвастняў. На полі бою засталіся 22 трупы і 6 параненых паліцаяў. Так былі правучаны бандыцкія галаварэзы».
А еще надо было набрать текст – взять каждую отдельную буковку из ячейки шрифтовой кассы и аккуратно установить ее в верстатке, образуя слова и предложения, принесенной радистом Иваном Охотиным свежей сводки Совинформбюро, и листовку, призывающую местных жителей “не верыць нямецкай хлусні”… Только к утру, засыпая прямо на ходу, Зоя и Валя покинули редакционную землянку. За станок встал печатник Илья Шкурко, ведя валиком оттиск набранного девчатами и вычитанного Николаем Яроцким текста на добытых в Заостровечье немецких мешках, аккуратно разрезанных на небольшого формата листы.
19 октября 1943 года вышел первый номер газеты-партизанки «За Совецкую Беларусь», официальный орган Клецкого подпольного районного комитета КП(б)Б. Зоя Кедо и Валентина Кундо приступили к работе в редакции в начале февраля 1944-го. Сколько десятков лет прошло с тех пор, а они – теперь уже довольно преклонного возраста женщины, но все еще энергичные, разговорчивые, оставшиеся истинными патриотами своей великой Родины – Валентина Демьяновна Кругликова и Зоя Иосифовна Быковская (фото 1) в деталях помнят свою боевую молодость. Вот, дополняя друг друга, рассказывают о вылазке в Заостровечье, и Валентина Демьяновна показывает оставленную немецкой пулей на ноге отметину.
– А ты помнишь, Зоя, как я тебя выхаживала, когда ты тифом болела? Мы тогда уже в редакции были…
– Тебя после операции, помнишь, оставили у Кубанки на хуторе, а ее дом немцы подожгли. Мы думали, ты сгорела, но тебя успели в подвале спрятать – и ты выжила!
– Только благодаря тебе. Это ж ты меня потом на ноги поставила.
А я уточняю, как же они познакомились, как попали в редакционную землянку на хуторе Зеновича?
– Мы в разных отрядах были, и не знали друг друга, – рассказывает Валентина Демьяновна. – Хотя еще по подпольной работе в Минске я познакомилась с тетей Стефой – мамой Зои. Она мне тогда очень помогала, смелая была женщина. Когда наша бригада передислоцировалась в клецкие леса, комбриг объявил, что нужны грамотные девушки для работы в подпольной редакции. Выбор пал на нас. Дело в том, что у каждой к тому времени было немало боевых “вылазок”, к тому же Зоя хорошо знала белорусский язык, я до войны успела закончить два курса педучилища. Вот так, стоя за верстатками и набирая тексты, подружились. На всю жизнь.
– Ну, почему же только набирая тексты? Мы ведь и распространяли газету, листовки. Ходили бывало не только по деревням Клецкого, но и Несвижского, Ляховичского, Ганцевичского, Копыльского районов. Люди, затаив дыхание, слушали информацию о том, что делается на Большой земле, на фронтах, как Красная Армия гнала фашистов на Запад…
– Правда, сами газеты мы не везде оставляли. Хоть каждый номер и выходил тиражом в 150-300 экземпляров, но газет не хватало, да и не было на чем печатать. Где могли, доставали обои, школьные тетрадки, как уже рассказывали, даже немецкие мешки в ход шли, – уточняет Валентина Демьяновна.
– А сколько тогда человек работало в редакции?
– Организовывал работу Липа Давыдович Вайнер, главный редактор. Правда, обращались мы к нему тогда по имени Лев, на Липа Давыдович он не реагировал. Душой коллектива и корреспондентом, и ответственным секретарем, и выпускающим номера был его зам. Николай Михайлович Яроцкий. Коля на себе тянул все: с бригадой – в бой, тут же после сражения готовит статью, вычитывает набранные нами материалы, доставляет отпечатанную газету в отряды… Своим генерал-директором мы называли старшего наборщика Илью Антоновича Шкурко (фото 2 вместе с Зоей Иосифовной, 1966 г.). Это именно Илья научил нас управляться со шрифтами и верстаткой, до войны он работал в типографии краснослободской районной газеты. Кроме нас с Валей были еще совсем молоденькие парнишки Володя, Иола и Шолом, фамилии которых, к сожалению, не помним. Но они занимались только хозяйством, лошадьми, обеспечивали нам выезды. Да, и еще радист Охотин. Иван не был в штате редакции, но мы с ним тесно сотрудничали, ведь он получал по радиосвязи сводки Совинформбюро, приказы Сталина, – рассказывает Зоя Иосифовна.
До самого освобождения газета регулярно выходила в подполье. Она переходила из рук в руки, все ее ждали и с большим интересом читали. Остался в памяти моих героинь и день 4 июля 1944 года. Только отгремели бои за Минск, как на базу их бригады с радостной вестью прибыли на танкетке офицер и два солдата (фото 3). Партизаны тесным кольцом окружили дорогих гостей и с интересом слушали их рассказы о проведенной боевой операции по освобождению столицы. Выбежали из редакционной землянки и они. Протянули для приветствия руки, а те – черные от типографской краски.
Удивился офицер, но каким же было его восхищение, когда узнал о том, что на оккупированной территории, в подполье успешно выходила районная газета с патриотическим названием «За Совецкую Беларусь».
После освобождения родной земли от немецко-фашистских захватчиков сотрудники газеты-партизанки оставили свою обжитую лесную землянку и переехали в Клецк.
– Редакцию расселили в одноэтажном домике, который стоял во дворе за зданием райкома партии. Валя в Клецке пробыла мало: чуть раньше ей сделали сложную операцию, но рана гноилась, не заживала, а возможность отправить в госпиталь появилась только после соединения партизанских отрядов с Красной Армией. А я продолжала работать. Скоро у меня родилась дочь, но редакцию не оставляла (авт.: вышла замуж за радиста Ивана Охотина), – делится воспоминаниями Зоя Иосифовна. – Правда, работала уже не наборщицей, а диктором радио. Кстати, сразу же в 1944-ом в районе приступили к восстановлению радиосети. Нашей семье выделили прямо в здании почты комнатушку. Как только дочурка уснет, я бегу на радиоузел. Коля Яроцкий писал текст передачи, а я его читала – минут пятнадцать-двадцать. В определенное время мы врезались в какую-то передачу республиканскую и вещали в прямом эфире. Как сейчас помню, Коля непременно напутствовал: «Зоечка, только хорошенько-хорошенько читай», и я начинала: «Увага! Увага! Гаворыць Клецк!».
В 1946-ом семья Охотиных уехала из Клецка на родину супруга – в Ульяновск. Но в 1954-ом Зоя Иосифовна вернулась в родной Минск, устроилась телефонисткой на АТС. А Валентину Демьяновну после военного госпиталя, в августе 1944-го, направили старшим кондуктором в колонну особого резерва НКПС, следовавшую за наступающей Красной Армией. В сторону Бреста она ездила с эшелонами, доставляющими на фронт военные грузы. Когда войска вошли на территорию Польши, колонна особого резерва водила составы на Варшаву, Познань и Белосток. В Минск она вернулась в августе 1945 года. Работала машинисткой на отделении дороги, потом в вагонном депо – инспектором, старшим инспектором, начальником отдела кадров.
Наши героини прожили достойную жизнь, и сейчас – на рубеже 90-летия – стараются держаться бодро. До сих пор они помнят каждое имя своих боевых товарищей, то, с какой самоотверженностью выполняли поставленные перед ними задачи, сколько тягот перенесли во время военного лихолетья. Напоминают о том и боевые награды, украшающие костюмы ветеранов, но среди них есть особая, наиболее дорогая для каждой из них – медаль «Партизану Великой Отечественной войны» І степени.
– Нам довелось в довольно сложных условиях выпускать первые номера подпольной районки «За Совецкую Беларусь». Но мы рады, что заложенные традиции достойно продолжает нынешний коллектив Клецкой районной газеты, – говорят стоявшие у истоков ее зарождения Зоя Иосифовна Быковская и Валентина Демьяновна Кругликова. – Мы искренне поздравляем вас, наши дорогие продолжатели, с 70-летним юбилеем газеты. Творите, совершенствуйтесь, достигайте, идите только вперед, только «да новых перамог»!

Ольга Русинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *